Коллекционеры научились отличать прекрасное от уродливого



Ноябрьская серия из семи вечерних аукционов современного искусства, искусства модернизма и импрессионизма в Нью-Йорке принесла аукционным домам более $2,3 млрд, при этом многие лоты остались непроданными или ушли по ценам ниже эстимейта

Падение рынка или возвращение рассудительности: ноябрьские аукционы импрессионизма, модернизма и современного искусства в Нью-Йорке показали, что коллекционеры начинают действовать более сдержанно.

Серьезность наконец-то воцарилась на арт-рынке в Нью-Йорке в ноябре во время беспрецедентной серии из семи вечерних аукционов современного искусства, искусства модернизма и импрессионизма. Коллекционеры явно начинают лучше различать великое, среднее и попросту уродливое, и к ним возвращается рассудительность. В систему продолжают вливаться огромные деньги, о чем говорит ряд рекордов и более $2,3 млрд, собранных в ходе этой серии торгов. Однако заметное количество непроданных лотов и тех, что ушли ниже эстимейта, дает основание предположить, что после долгих лет головокружительного роста рынок спускается с заоблачных вершин.

«Люди словно очнулись после 20-летнего запоя, — говорит партнер галереи Richard Gray Эндрю Фэбрикент. — Оживление на рынке началось в 1995 году, и — за вычетом 2008 года — этот аукционный сезон стал первым, когда все поняли, что действовать надо с определенной степенью рациональности. Цены достигли такой безумной высоты, что просто невозможно было не очнуться».

Годами аукционы кичились тем, что искусство стабильнее фондовой биржи, валютных рынков и банков, но теперь запели по-новому. Председатель и международный глава отдела послевоенного и современного искусства Christie’s Бретт Горвисвязал невысокие результаты его торгов «Муза художника», состоявшихся 9 ноября, с «неустойчивостью положения на рынке ценных бумаг». В то же время на ноябрьском совещании, посвященном прибылям компании, главный исполнительный директор Sotheby’s Тед Смит сообщил аналитикам, что покупатели стали более «чувствительными к макроэкономическим колебаниям».

Возможно, ослабление активности в большей мере связано с уменьшением числа новых покупателей и с тем фактом, что у тех, кто остается, развивается более зрелый вкус и оттачивается взгляд на искусство. Коллекционеры все лучше понимают, что само количество выставляемых на продажу произведений дает им возможность разборчивее подходить к предложению. На последних торгах покупатели охотились за важными, редкими и статусными работами в хорошем состоянии, но при этом не позволяли разыграться алчности аукционных домов, игнорируя средней руки произведения, предлагавшиеся по завышенной цене.

«Все сходятся во мнении, что рынок перенасыщен. Теперь покупатели демонстрируют, что они не хотят, чтобы их водили за нос», — говорит Томас Сейду, бывший международный глава отдела современного искусства и искусства модернизма Christie’s, в 2012 году ставший сооснователем частного дилерского агентстваConnery, Pissarro, Seydoux.

«Сегодня рынок переполнен, он стал избыточным. Люди чуть отступают назад, чтобы дать ему передышку. Это не свидетельствует о рецессии и не служит признаком слабости. На самом деле это очень здоровая ситуация, — считает Сейду. — В этом сезоне рынок мягко преподал нам урок». Некоторые топ-лоты, добавляет он, легко могли вообще не уйти с молотка, поскольку конкуренция за них была очень слабой.
Показательные лоты: успехи и провалы





http://www.theartnewspaper.ru/

Комментарии закрыты.