В Нью-Йорке выставлена графика Андреа дель Сарто.


Графика ренессансного художника, показанная на выставке в Коллекции Фрика, оказывается едва ли не интереснее живописи, включенной в экспозицию. Дело в том, что Андреа дель Сарто был прежде всего великим рисовальщиком
Andrea del Sarto: the Renaissance Workshop in Action / Julian Brooks, with Denise Allen and Xavier F. Salomon. Getty Publications. 264 с. $59 (твердая обложка). На английском языке


Это каталог выставки в Музее Дж. П. Гетти в Лос-Анджелесе, ныне открытой в Коллекции Фрика в Нью-Йорке. Но нет сомнений в том, что еще долгое время после закрытия вдохновившей ее экспозиции, эта книга будет оставаться фундаментальным источником.

Андреа дель Сарто не только один из самых значительных флорентийских художников XVI века, но и величайший рисовальщик эпохи Возрождения. Организовать полномасштабную выставку, посвященную его живописи, невозможно даже во Флоренции: Сарто был прежде всего мастером фрески; кроме того, он писал по деревянной доске — лишь небольшое число его алтарей пригодно к транспортировке. Преобладание графики — на 50 с лишним рисунков приходится четыре картины — не означает, что эта выставка второстепенна. Есть соблазн предположить, что рисунки, ярко передающие очарование стиля, и есть главное достижение художника.

Оригинальная особенность манеры Сарто как рисовальщика заключается в практически полном отсутствии эскизов, выполненных пером. В XVI веке итальянские художники «думали» на бумаге, используя перо (и размывку) для разработки общей композиции и поз отдельных персонажей. Затем они переходили к проработке черным или красным мелом головы, стоп и кистей рук, положения и формы драпировок. Но не Сарто, который пользуется мелом и при продумывании, и при прорисовке деталей.

Поэтому в его работах нет единообразия. Они варьируются от самых спонтанных набросков — особенно на портретах с натуры в движении — до тщательно прорисованных и основательных этюдов голов. Эти этюды всегда рисовались с моделей, но еще одна характерная черта графического мастерства Сарто в том, что создается впечатление передачи черт конкретных людей, которые затем слегка идеализируются в законченных работах.

В добавок к возможности сопоставить группы подготовительных листов c прибывшими на выставку законченными полотнами в книге подробно и захватывающе рассказывается о том, что (как мы знаем благодаря инфракрасной рефлексографии) выделывал Сарто под финальным слоем своих картин. Невооруженному глазу видна легкость лебединого скольжения по гладкой поверхности, но инфракрасные снимки демонстрируют, что под водой в это время идет рябь напряженной работы в виде значительных изменений. Значит, по меньшей мере часть рисунков Сарто была создана уже после перенесения эскиза на полотно и даже после того, как художник начал писать красками.

Сарто использовал как черный, так и красный мел, хотя, по-видимому, отдавал предпочтение второму, а в одном случае использовал их сочетание.

Комментарии закрыты.