Марк Шагал — биография, факты — великий еврейский живописец

 

Марк Захарович Шагал

Marc Chagall

Еврейский живописец, график, скульптор, монументалист, один из основоположников художественного авангарда XX века.

Судба Шагала неразрывно связана с двумя городами — белорусским Витебском, уроженцем которого он был, и Парижем, где Марк состоялся как живописец.

Творчество Шагала специалисты относят именно к парижской школе современного искусства. В своем творчестве Шагалу удалось объединить древние традиции еврейской культуры и современное новаторство. создать собственный неповторимый стиль.

Он прожил долгую, яркую, насыщенную событиями жизнь, в которой было все — и изгнание, и великая любовь, и необыкновенный успех.

Марк Шагал — «Скрипач», 1912 год

Есть на северо-западной Белоруссии старинный город Витебск. В конце XVIII столетия по указу императрицы Екатерины II была определена «черта оседлости», которая определяла места проживания еврейского населения, перешедшего к Российской империи после раздела Польши.

Здесь было много еврейской бедноты. К ней относилось и семейство Шагалов. Молодой Хацкель-Мордух Шагал работал приказчиком в рыбном магазине в Песковатиках, еврейском районе города. А его молодая супруга Фэйгэ-Итэ сидела дома — ждала первенца. 

7 июля 1887 года в Витебске или в Лиозно, которое располагалось в 40 километрах от губернского центра, на свет божий появился мальчик, которого назвали Мойшей или Марком (это натурализованное русское имя Шагала).

Он был послушным, сосредоточенным, не по годам серьезным мальчишкой. Но еще никто не знал, что в этой совсем простой, бедной семье растет настоящий гений.

Марк Захарович всю жизнь был верующим мальчиком. И это одно из важных обстоятельства, помогающих понять секрет успеха этого удивительного живописца, одного из лучших художников современности. Даже в самые тяжкие времена он не отчаивался. Этого не позволяла вера: ведь отчаяние — один из грехов. Все надо принимать, как волю Божью. В том числе и неудачи.

Шагал прожил огромную жизнь — почти 98 лет. И умер в 1985 году.

Отец Марка Хацкель-Мордух был человеком незлобным, тихим, очень набожным и бесконечно добрым. Он никогда и ни за что не наказывал детей.

Матушка Марка была женщиной другого склада. Она была женщиной словоохотливой, властной и предприимчивой. Когда в семье возникала какая-либо опасная ситуация, нерешительный отец полагался на мать.

Марк Шагал — «Покойник», 1908 год

В 1900 году Марку исполнилось 13 лет. И осенью того же года его отдали в Витебское ремесленное четырехклассное училище.

Четыре года учебы — Марк закончил училище весной 1905 года — в памяти Шагала не особо задержались.

И в раннем детстве, и в отрочестве, и в годы учебы в ремесленном училище Марк постоянно рисовал. На его способности никто не обращал внимания, считая рисование всего лишь детско забавой. К тому же рисовал Марк необычно — его больше привлекали цветовые сочетания, чем форма.

В 1905 году в «полный рост» встал вопрос о будущем юноши. Марку исполнилось 17 лет.

В те годы в Витебске жил удивительный художник Юрий Моисеевич (Юдель) Пэн. Ученик Репина, Пэн проучился два года в Петербургской академии живописи и вернулся в Витебск, чтобы организовать художественную школу.

Сюда же, в школу Пэна, в 1905 году пришел и Марк Шагал. Его привела матушка — единственная в большой семье, кто оценил художественные способности юноши и поверил в него.

Главная проблема заключалась в том, что за обучение живописи нужно было платить. А отец по-прежнему зарабатывал копейки. А мама вообще не работала. И в семье было 10 детей…

Через два месяца занятий у лучшего витебского художника Марк заявил родителям, что должен уехать из города туда где учатся «настоящие живописцы»,- в Петербург.

«Адам и Ева», 1912 год

В конце концов его отпустили и Марк уехал в Петербург. Поначалу было очень тяжко. Ему надо было где-то жить, что-то есть и как то одеваться. Наконец удалось устроиться ретушером к фотографу. Потом — рисовальщиком магазинных вывесок. С квартирой ничего не получилось — Марк ночевал в ночлежках для нищих, у случайных знакомых, на зиму нанимался сторожем на дачу.

Но все трудности меркли перед главной проблемой — поступить учиться в художественную школу. Настойчивость Шагала была вознаграждена. Ему удалось стать слушателем Рисовальной школы Общества поощрения художеств Николая Рериха. Здесь он проучился два года.

Преподаватели живописи искренне считали, что Шагал попросту… не умеет рисовать.

А Шагал упрямо шел своей дорогой и никого не слушал. Отучившись два года в Рисовальной школе и скопив немного денег, Марк поступил в частную студию Зайденберга, где его педагогом стал театральный художник и график Мстислав Валерианович Добужинский.

И тут Шагал столкнулся с непониманием учителя. Вместо старательных «прописей» ученик упрямо продолжал рисовать свои местечковые пейзажи и… летающих людей.

От Дубровского пришлось уйти. В 1909 году Шагал поступил в частную художественную школу Елены Николаевны Званцевой. И вновь  ненадолго. Тот же конфликт между между учителем и учеником. Он обожал своих учителей, просто иначе писать… не мог.

В те годы жилось Марку очень и очень тяжело. Он был даже не беден а нищ.

Праздником становился тот день, когда он мог позавтракать.

Он постоянно был голоден. И самым удивительным было то, что от голода и холода, от бесприютности и постоянных уничтожений Шагал не отчаялся, не отпустил рук, не заболел.

В конце концов Шагал оставил свое ученичество — скоро, по финансовым причинам и поняв, что не дает ему ничего нового.

В 1908 году Марк, отыскав, наконец. сносное жилье и клятвенно пообещав хозяйке скорую оплату. взялся за работу. Шагал перешел к своей первой профессиональной работе. Ею стала картина «Покойник», созданная в неопримитивистской стилистике.

В один из наездов домой, еще в 1909 году, Марк познакомился с дочерью витебского ювелира Беллой Розенфельд. Потом Марк уехал в Петербург. Между молодыми людьми завязалось переписка.

Спустя год, в 1910-м, они стали женихом и невестой. Но пожениться не могли — родители Беллы, которые относились к Марку очень неплохо, взяли с него слово, что их дочь станет женой Шагала лишь в том случае, когда тот сможет ее достойно содержать.

Они расстались. Марк уехал из Витебска и в общем-то, похоронил мечту о женитьбе на Белле. Слава богу Шагал от мечты не отказался, а Белла — дождалась. И впереди у этих молодых людей была очень счастливая жизнь. Настоящая большая любовь и чудесная семья. Нужно было только немного потерпеть… Четыре года.

Весной 1911 года в художественную лавку на Невском проспекте зашел известный юрист, один из первых членов Государственной думы еврейской национальности Максим Моисеевич Винавер. Винаверу понравились картины Шагала. Продавец за каждую картину захотел три рубля. Тогда Винавер холодно сказал.

«Война», 1964 год

-Послушай, любезный я не буду покупать эти картины. А ты не будешь их продавать. Завтра в это же время, приведи сюда этого Шагала. Я хочу с ним поговорить.

Они встретились на следующий день. Винавер более часа рассматривал полотна и рисунки. Потом заявил хозяину лавки, что забирает все, заплатил сто рублей и вывел Марка на улицу.

-Больше сюда ни ногой. И деньги тебе эти не нужны. Я покупаю твои картины у тебя лично — по пятьсот рубле за штуку.

Марк недоуменно хлопал глазами. А когда в его руках оказались полторы тысячи рублей ассигнациями, неожиданно для себя и Винавера… заплакал…

Они говорили долго, несколько часов. Бродили по Невскому. Винавер покупал пирожки — Марк был ужасно голоден. Наконец Максим Моисеевич сказал:

-Послушай, Марк. Ты — художник. Большой и очень талантливый живописец. И тебе надо учиться не здесь. Тебе надо в Париж… Ты поедешь туда немедленно. Я заплачу…

В 1926 году Шагал, живший в Париже, узнал о смерти Винавера. И написал: «С большой грустью скажу сегодня, что с ним умер и мой близкий, почти отец. Отец меня родил. а Винавер сделал художником. Без него я, верно, был бы фотографом в Витебске и о Париже не имел бы понятия».

Очень скоро все поменялось. Обладавший большими связями Максим Моисеевич добился того, чтобы Шагал стал стипендиатом Петербургской художественной академии. Правда, позже выяснилось, что ежемесячную стипендию Винавер высылал Шагалу… из собственных денег. И Марк об этом узнал слишком поздно.

Поначалу ужасно стеснительный, Шагал отказывался ехать в Париж. Но в мае 1911 года Марк Шагал отправился в Париж.

Марк влюбился в Париж. Он обожал этот город. Боготворил, превозносил, восхищался им. У Шагала был фраза «Париж — второй Витебск».

С друзьями ему везло просто необыкновенно. И все благодаря тому, что Шагал сам был чудесным человеком, который как магнит притягивал к себе ярких, талантливых, добрых и щедрых.

Однажды в 1912 году из России в Париж приехал журналист Анатолий Луначарский. корреспондент газеты «Киевская мысль». Луначарский стал одним из друзей Шагала. А потом появились влиятельные друзья в Петербурге и в Москве.

В 1912 году Шагал выслал свои первые парижские полотна на Осенний салон в Петербург. где они были выставлены вместе с работами группы «Мир искусства». А в 1913 году картины Марка были представлены в Москве на выставке «Мишень».

«Влюбленные над городом». 1918 год

Шагал постепенно становился известным живописцем. За четыре года. проведенных им в Париже. он превратился из провинциального. никому не известного начинающего художника в оригинального живописца-новатора.

Для понимания и приятия картин Шагала требуется определенная подготовка.

За четыре года пребывания Шагала в Париже написал… несколько сотен картин. Посчитать точно невозможно, его наследие стол же колоссально, как и наследие Пикассо, создавшего около 80 тысяч произведений.

Удивительный стиль Шагала, которому не было названия. определил Гийом Аполлинер. Он пришел в мастерскую Шагала, просидел около часа. Потом он поднялся, смущенно пробормотал: «Сверхъестественно!» Аполлинер назвал стиль Шагала «Сюрнатурализмом», то есть «сверхнатурализмом».

К 1914 году положение 27-летнего Марка Шагала в современной европейской живописи настолько утвердилось, что его уже называли родоначальником «нового экспрессионизма». Он уже не был так беден, как четыре года назад.

Впереди было грандиозное и крайне важное для Шагала событие.  На июнь 1914 года в Берлине была запланирована его первая персональная выставка.

Выставка едва открылась, доставив Шагалу много приятных и волнительных переживаний. Он собрался в дорогу — в Витебск — выходит замуж младшая сестра.

Марк Захарович собирался в Витебск не более чем до конца лето. Два месяца и все. А потом — обратно в Берлин, чтобы забрать выставочные работы. Потом в Париж, чтобы работать и работать. Мог ли он знать, что его «свидание с Витебском» затянется на 10 лет? Вряд ли…

В Витебске он встретил Беллу. Оказалось, она его ждала эти четыре года. Сейчас уже Шагал не был бедным, и родители невестки по другому смотрели на Шагала. Понадобился еще год, чтобы речь зашла о свадьбе. В августе 1914 состоялась свадьба сестры Марка. А потом началась война.

Никто в России с еврейским художником не стал бы церемониться. В 1915 году Шагал получил повестку. Но он смог получить «белый билет», освобождение от фронта и решение всех проблем. Пришлось оставить дом в Витебске и переселиться в Петроград.

Но до этого в 25 июля 1915 года в Витебске, в родительском доме Марка Захаровича, состоялась свадьба с Белло. И это, несмотря на бушевавшую войну, был самый счастливый день в жизни художника.

Бог сделал им роскошный подарок — преподнес большую любовь. На всю жизнь, до гробовой доски, навсегда.

Всю жизнь, куда бы ни забрасывала судьба Марка, Белла была всегда рядом.

После Беллы у него были и любовь, и еще один, тоже очень счастливый. брак. Но в его памяти осталась только Белла.

«Летящая повозка». 1913

Белла Розенфельд была красивой женщиной. Белла стала главной моделью Шагала, его музой, его вдохновением. Когда она внезапно умерла — это случилось в роковом для Шагала 1944 году, — он был настолько раздавлен, что решил оставить профессию. Но не оставил и тем самым сохранил память о Белле.

Летом 1916 года, спустя год после свадьбы, Белла подарила Марку дочку, которую назвали Идой.

В августе 1918 года Марк с друзьями в Витебске открыл художественную школу. затем — музей. Отыскал и привлек к работе молодого художника-авангардиста Казимира Малевича.

Два года Шагал был при мандате и обладал всей полнотой власти. Марка «сместил» его коллега — художник Малевич, от которого Шагал ничего подобного никак не ожидал.

Малевич обвинил творчество Шагала «недостаточно революционным». Моль, Шагал до сих пор «играет» с изображениями. Малевич съездил в Москву, оттуда привез документы, о том, что главным уже будет он.

А Шагал просто устал. В несколько дней он сдал дела, собрал вещи, дочь и вместе с Беллой… уехал из Витебска. Как оказалось, навсегда.

В 1920 году семейство Шагалов перебралось в Москву. Шагал тут же получил заказ от Еврейского камерного театра. Деньги платили немного. Больших заказов не было. Шагалу не нравилось это все, и он решил покинуть Москву.

Свободное место нашлось в подмосковной Малаховке — в детской колонии для беспризорников. Туда и Шагал отправился. Целый учебный год он работал простым учителем рисования. Единственным плюсом своего положения Шагал считал огромную светлую мастерскую, предоставленную ему дирекцией школы.

Между тем в России его хорошо знали и ценили. Одна за другой открывались небольшие выставки его работ — в Петрограде, родном Витебске, Москве

В конце весны 1922 года Шагал ясностью понял, что в стране, которая была для него родиной, он никому не нужен.

Шагал решил покинуть страну и навсегда. Россия — не его страна. Он решил попросить власти отпустить его на Запад, формальный повод — выяснение судьбы картин, оставшихся в Берлине и Париже.

В июне 1922 года Марк Шагал, Белла и Ида сели в вагоне международного поезда, который должен был отвезти их в Прибалтику.

В Канусе они пробыли недолго. его картины уже принадлежали частным владельцам.

«Большой цирк»

В Берлине удалось вернуть лишь десять картин, а в Париже похоже ни осталось ни одного. Продав две картины, Шагал взялся… за учебу. 35 лет от рождения , уже признанный мастер, Шагал снова учился — на этот раз новой технике. До конца 1922 года он освоил технику офорта, сухой иглы и ксилографии. Дописал блистательную книгу «Моя жизнь».

Деньги заканчивались. Тогда из Парижа ему прислали приглашение от Амбруаза Воллара. Он постеснялся сказать, что у него нету ни гроша, чтобы приехать в Париж. Но Амбруаз отправил ему несколько сотен франков. Он сразу собрал вещи. В сентябре 1923 года они сели в поезд «Берлин — Париж» и оставили Германию.

Впереди был город, который Шагал боготворил.

И все сразу устроилось. Воллар, ангел-хранитель многих талантов, щедрый меценат и подлинная акула рынка живописи, сделал все, как обещал. Снял Шагалам хорошую квартиру в центре Парижа. Выплатил щедрые подъемные. Купил несколько полотен — заплатив больше, чем рассчитал Марк. И предоставил великолепную. интересную, выгодную работу…

В это время Воллар решил издать «Мертвые души» Гоголя, и выпустить не просто хорошее издание, а роскошное, дорогое, богато иллюстрированное. И иллюстрации, должен был сделать Шагал.

На создание иллюстраций Шагалу понадобилось 4 года.Книга была закончена лишь в 1927 году, издана Амбруазом и произвела настоящий фурор.

Успех был настолько убедительным, что том же 1927 году Воллар заказал Шагалу иллюстрации к еще одной книге — «Басням» Лафонтена. На эту работу ушло еще 3 года — книга была готова в 1930 году.

К 1931 году «личная библиотека» Шагала — книги, оформленные его рисунками и офортами — насчитывала десятки наименований. И Амбруаз Воллар задумал грандиозный проект, на который возлагал большие надежды. А именно — издание Библии с иллюстрациями Марка Шагала..

Этот заказ и обрадовал, и испугал художника. Ну кто он такой, чтобы браться за иллюстрированием Книги Книг? Отложив многие дела, Марк с семьей собрался в дальнюю дорогу. Ему предстояло посетить библейские места — Сирию, Египет и Палестину.

Из этого многомесячного путешествия вернулся во Францию другой Марк Шагал.

Только за первые девять лет работы над иллюстр. к Библии — с 1930 по 1939 год — Шагал создал 66 офортов. А в 1952-1956 годах дополнял их еще 39 офортами.

Сотни работ на религиозную тему. Изданная Волларом иллюстрированная Библия. Собственные размышления над сущностью бытия и судьбой своего древнего народа — все это в конечном итоге вошло грандиозное собрание работ Шагала. названное им «Библейским посланием».

Начав эту большую работу в 30-е годы, Шагал неоднократно к ней возвращался в последующем. А тогда, в 1931 году, вернувшись из Палестины, он не бросился к мольберту, а продолжил путешествие по Европе.

На расспросы Воллара он ответил, что его впечатления настолько сильны, что их нужно пережить. А Шагал и Белла исколесили все Средиземноморье. Турция, Греция, Балканы, Испания…

Формально Шагал оставался гражданином Советской России — в Тридцатые годы уже СССР.

Россия хотел вернуть его, и конце концов Шагал решил расставить все акценты. Он написал заявление на имя президента Франции с прошением о предоставлении французского гражданства. В 1937 году Марк, Белла и Ида Шагали стали гражданами Франции.

В 30-е годы слава Марка Шагала достигла своего апогея. Он был знаменит. И не просто знаменит, а знаменит на весь мир. Его картины продавались за огромные деньги. Он не был богатым настолько, чтобы купить виллу или т.д, но в деньгах не нуждался. Большие деньги Шагал скопил уже после войны, став одним из самых богатых художников XXвека и опередив в этом самого Пикассо.

«Прогулка», 1917

К началу 30-х годов стиль Шагала полностью устоялся. Специалисты определяли манеру его художественного письма как сюрреально-экспрессионистскую.

А потом в жизни старой Европы произошли роковые изменения  к власти в Германии пришли нацисты. И Шагал, который с 1922 года демонстрировано сторонился политики, вдруг оказался втянут в грязную историю, затеянную фашистами. В 1933 году по приказу министра пропаганды нацистской Германии из музеев и галерей были изъяты 50 полотен Шагала. И по приказу сожжены на костре, устроенном в Мангейме, — как образчику «дегенеративного еврейского искусства».

Шагал впал в настоящую депрессию. И лечился от нее, как это всегда с ним и бывало, напряженной работой. Одна за другим он создавал полотна,проникнутые апокалиптическими предчувствиями.

Марк Шагал — «Белое распятие», 1938

6 июля 1939 году Шагал отмечал 52-летие. Дата не круглая, но все же Марк Захарович позвал друзей. Приехал и Воллар. Выпил с Шагалом вина… Это была их последняя встреча.

21 июля 1939 году пришло страшное известие: в автокатастрофе погиб Амбруаз Воллар.

Париж был оккупирован немцами. Только что вышел закон новых французских властей — все евреи автоматически лишались французского гражданства. Они собрали вещи и поехали к границе Испании. Ида осталась в Париже, чтобы решить вопрос с картинами отца, и после несколько дней поехать за ними.

Испанцы не пускали евреев на территорию своей страны даже для временного проживания. Но свободно пропускали евреев-беженцев в Португалию.

В Испании друзья помогли, чтобы Шагал и жена поехали до границы Португалии. А потом Марк и Белла оказались в Лиссабоне. Из здесь ждал сюрприз — на маленьком старом грузовичке прикатила из Парижа Ида. И привезла… архив Шагала: картины, рисунки, наброски и документы.

В Лиссабоне все было гораздо хуже чем представлял Шагал. Они стали в очередь около посольства Америки. Дочь Ида пробилась на прием к консулу, и сказала, что на улице в толпе великий художник Шагал.

Через несколько дне пришло приглашение от руководство Музея современного искусства в Нью-Йорка. Официально, как беженца от нацистского режима.

В середине июня 1941 года Семья Шагалов поднялась на борт американского лайнера.

23 июня лайнер вошел в гавань Нью-Йорка. Все быстро наладилось.

из «Библейского послание»

В Нью-Йорке Шагал работал преимущественно театральным художником-оформителем в «Метрополитен».

Сентябрьским утром 1944 года, Шагал зашел спальню. Было тихо, и он подошел к Белле. Она скончалась во сне.

Он рыдал и рыдал. В считанные часы голова Шагала покрылась сединой. Масштабы утраты были просто непостижимы.

Дочка все сделала, чтобы отец вернулся в этот мир. Шагал не как не мог забыть жену.

Ида даже нашла для отца… замену скончавшейся матери. Вскоре в доме появилась молодая экономка. Это была Вирджиния.

История их любви, рассказанная Вирджинией много лет спустя в ее книге, опубликованной в 1986 году, через год после кончины Шагала, показывает Марка в несколько ином свете.

Вирджинию тяготило положение «замужней любовницы». Но, прожив с Шагалом 7 лет, о браке она никогда не заговорила.

В 1946 году у Шагала и Вирджинии Хаггард родился мальчик, которого назвали Дэвид — в честь умершего в юности младшего брата Шагала.

До 1952 года Шагал охотно возился с сыном и принимал в его воспитании самое непосредственное участие. А потом все закончилось. В 1952 году Марк Шагал женился во второй раз, и его супруга Валентина Бродецкая тут же начала с Вирджинией настоящую войну.

Сразу после окончания войны Шагал с Идой несколько раз выезжали во Францию. В 1947 году Шагал и Ида присутствовали на открытие Музея современного искусства в Париже, где были выставлены в числе прочих и картины Шагала.

В 1948 году по настоянию Иды Шагалы переехали во Францию. Возвращение во Францию было триумфальным. Шагала уже открыто навали лучшим художником современности и национальным достоянием Франции.

Не далеко от Ниццы. Шагал выбрал виллу под названием «Коллин». В 1966 году купил его. В этом доме и Марк Захарович провел остаток жизни. Здесь и закончил свои дни.

Весной 1952 года Ида свела отдыхающую в Ницце владелицу лондонского модного салона и дочь известного фабриканта Валентину Григорьевну Бродецкую с отцом. Валентину и Марка разделяли 25 лет разницы в возрасте: Шагалу шел 65 год, Бродецкой — 40-й. Между ними начался бурный роман. Спустя месяц Валентита продала лондонское предприятие и переехала в Ниццу. А 12 июля 1952 года, спустя неделю после празднования дня рождения Шагала, Марк и Валентина стали мужем и женой.

Для Шагала этот брак, ставший в его жизни последним, был очень счастливым.

Возраст меняет всех. Он был не прост. Особая тема — скупость Шагала. В молодости этот человек мог отдать друзьям последнее. А в зрелые годы, став миллионером, он мог пожалеть денег даже на самого себя.

Тогда уже, его картины продавались очень дорого. Редко какая картина Шагала продавалась менее чем за 1 миллион долларов.

Шагала называют «самым еврейским художником XX века». Религиозная тема в его творчестве является определяющей и даже основной. Шагал бывал в Израиле и до возрождения этой страны, и после.

Первые Шагал приехал в Тель-Авив в 1931 год.

Второй визит Шагала в этот город состоялся через 20 лет — в 1951 году.  Он вновь посетил Тель-Авивский музей и передал в дар несколько живописных работ.

В 1957 году Шагал получил большой заказ от савойской капеллы в Асси и собора в Меце на большие панно и витражи. Здесь он создал почти 1200 квадратных метров чудесных витражей на библейскую тему.

С 1957 году Шагал окончательно отошел от станковой живописи и занялся прикладным искусством. Он совершенно не ощущал своих лет. В 1957 году Шагалу исполнилось 70 лет, а он, работал как и в 30 лет.

В 1961 году Шагал получил новый заказ — из Израиля. Его пригласили создать витраж для синагоги медицинского факультета Еврейского университета близ Иерусалима.Месте с верным Шарлем Марком он здесь остался около года.

В 1977 году открылся музей Шагала в Ницце.

«Исход», 1952 год

Самые знаменитые мозаики, керамические панно и витражи. созданные Шагалом в последние годы жизни, располагаются в Европе. В 1969 году Шагал получил заказ из Цюриха — создать витражи для церкви Фраумюнстер. Работа заняла полтора года, в 1970 году оформление церкви было закончено.

Затем последовал заказ из Реймса — в 1974 году Шагал оформил витражи для местного собора.

В 1976 году он отправился в Майнц, где создавал витражи и панно для церкви Санкт-Штефан. Это работа длилась до 1981 года… Десятки заказов!

Во время работ в Майнце ему было уже за… 90 лет!

В 1963 году дом Шагала в Сен-Поль-де-Венсе посетил президент Шарль де Голль. Шагалу заказали роспись плафона парижской  «Гранд-опера».

Спустя год, в 1964-м, «Гранд-опера» получила новый плафон. А президент де Голль — картину от самого Шагала с автографом.

Спустя два года похожий заказ пришел из Нью-Йорка — Шагалу предложили создать панно для «Метрополитен-опера». И ы 1966 году Шагал с супругой на несколько месяцев переехали в Америку.

В июне 1973 года он отправился в большую и очень волнительную для него поездку — в Москву и Ленинград.

В Москве была устроена выставка работ Шагала — в Третьяковской галерее.

С ним буквально носились, как самым высоким гостем, который только мог посетить Россию. Его узнавали везде, даже на улицах. Он удивился. Мимо него спокойно проходили в Париже и Нью-Йорке. В Ницце ему приходилось вставать в общую очередь за мороженым. А здесь…

6 июля 1973 года, в день 86-летия художника, в Ницце открылся посвященный ему музей. После памятного 1973 года Шагал приобрел не только статус патриарха французской живописи, но и живого национального достояния.

В 1977 году Франция и весь мир искусства отметили 90-летие Марка Шагала. В день рождения Шагалу была вручена высшая награда Франции — Большой крест Почетного легиона. Это была награда королей и маршалов. Награду вручал президент Франции Валери Жискар д’Эстен.

Он умер вечером 28 марта 1985 года. Тихо и спокойно. В лифте, пока его поднимали на второй этаж, в мастерскую.

 Источник  — Никола Надеждин «Неформальные биографии». Наш дружеский коллектив советует всем прочитать книги этого автора.

Марк Шагал — биография, факты — великий еврейский живописец обновлено: 23 января, 2018 автором: interesno-vse.ru

Комментарии закрыты.