Тайна трагической гибели учителя и наставника Марка Шагала: Кровавая драма еврейского художника Юделя Пэна






Юдель Пэн - одна из ключевых фигур «еврейского ренессанса» в истории изобразительного искусства начала XX века. За свою долгую жизнь этот мастер не только создал около полутора тысяч картин, но и воспитал целую плеяду гениальных еврейских художников и скульпторов, ставших впоследствии известными всему миру. Хотя по иронии судьбы ему самому на склоне лет пришлось расплатиться жизнью за дар божий - быть художником. Трагедия его судьбы, до сих пор будоражит умы тех, кто хоть однажды соприкоснулся с его творчеством и фактами биографии. История жизни живописца и кровавой драмы, далее - в нашей публикации.

Юдель Моисеевич Пэн (1854 - 1937) — русский, позже белорусский советский живописец, педагог, еврей по национальности. Страшная история, связанная с его гибелью, до сих пор не имеет подлинной разгадки - одни лишь домыслы, предположения и сфабрикованное судебное дело. Юдель Пэн в 82-летнем возрасте был зверски зарублен топором у себя дома ни то ревнивым комиссаром, ни то алчными родственниками, претендовавшими на художественное наследие мастера. Не исключена была и политическая подоплека - ведь на дворе стоял 1937 год...





Автопортрет Юделя Пэна с палитрой. 1898 год. /Автопортрет. 1922 год.


Немного из биографии
Художник Иегуда Моисеевич Пэн (Юдель Пэн) родился летом 1854 года в еврейской семье бедного ремесленника в местечке Новоалександровске Ковенской губернии (ныне город Зарасай, Литва). Отца не стало, когда мальчику исполнилось четыре года, и воспитание детей легло на плечи матери. Еще посещая хедер - начальную еврейскую школу, Юдель мог нарисовать все, что видел, буквально в считанные минуты. Причем изображал с юмором, иногда с изрядной долей сарказма или иронии, за что бывал нещадно бит розгами по рукам. Ведь по закону Моисея запрещалось делать изображение того, что «на небе вверху, на земле внизу и в воде ниже земли». Да и вообще, по религиозным канонам ремесло художника в то время считалось достаточно предосудительным. Однако ни физическое наказание, ни порицание не смогло сломить стремление Юделя к рисованию - он, даже учась в религиозной школе при синагоге, тайком продолжал изображать своих сверстников и учителей, наделяя их смешными гримасами.




Талмудист. / Письмо из Америки. 1903 год. Художник: Юдель Пэн.

К 13-ти годам, лишившись и матери, подросток свою сиротскую юность провел в Латвии, где десять лет на хлеб зарабатывал подмастерьем маляра. Выполняя заказы вместе со своим наставником, Юдель экспериментировал с цветом, оттенками и их сочетанием. При этом он все сильнее утверждался в мысли непременно стать художником. В особенности ему удавались рекламные вывески ­– здесь ограничений для полета фантазии юноши не было практически никаких. Заказчики были довольны, и маляр получал хорошую прибыль. Сам же Пэн все десять лет, вынашивая заветную мечту, копил деньги. А, собрав нужную сумму, отправился в Художественную Академию Санкт-Петербурга - попытать своего счастья.




Старик. / Ростовщик. Художник: Юдель Пэн.

Однако иметь художественный талант от бога - оказалось недостаточным, Юдель совершенно не знал русского языка. Тем не менее, мытарства в северной столице не прошли для нашего героя даром - уже через год, в 1880-м, Юдель Пэн становится студентом Академии художеств, где его наставником был известный педагог того времени - Павел Чистяков. Учился Юдель хорошо, хотя при окончании вуза из-за национального происхождения его лишили и серебряной медали, и многих привилегий, предназначенных для выпускников.


Именитые ученики Юделя Пэна
Так, в возрасте тридцати одного года художник, окончив Академию и получив диплом, некоторое время жил то в Риге, то в Двинске, а к концу 1890-х по приглашению барона Н. А. Корфа перебрался в Витебск и вскорости открыл школу живописи и рисунка. «Школу живописи Пэна» тут же стали называть еврейской в силу того, что большую часть жителей города составляло еврейское население.




Дом и коза. 1920-е гг. Художник: Юдель Пэн.

И теперь уже его, Юрия Моисеевича, как он сам себя называл и подписывался, своим учителем называли одаренные еврейские мальчики, в будущем ставшие признанными мастерами живописи и скульптуры. Марк Шагал, Эль Лисицкий, Иосиф Цадкин и многие другие выпускники созданной им школы живописи на всю жизнь сохранили память о своем учителе, давшем им путевку в жизнь. О том, как строился процесс обучения в школе Пэна, можно прочитать в воспоминаниях витебского художника Петра Явича: «Когда мы учились у него, шестеро мальчиков, он обращался с нами, как с самыми любимыми родными сыновьями. Пэн был для нас всем – и искусством, и школой, и даже домом. Поражала его бесконечная открытость, простота и вместе с тем высокая культура. Я ни разу не слышал, чтобы он ругался. Все наставления делал мягко, без окриков, не повышая голоса. Не спрашивая, голодны мы или нет, Юрий Моисеевич грел для нас чай, варил картофель в мундире, ставил на стол кусковой сахар, масло, творог. И еще селедку – “шотландку”. Маленькие жирные рыбки...»

До революции Школу Пэна посещал и юный Осип Цадкин — один из выдающихся мастеров-скульптотов. К слову, это именно его скульптурное творение, купленное на аукционе за $341 тысячу, не так давно установили в Минске у офиса Белгазпромбанка. В свое время занимались у Юделя Пэна и скульптор с мировым именем Оскар Мещанинов и белорусский скульптор-монументалист Заир Азгур. Но прежде всего Пэна знают как первого учителя рисования, известного всем художника - Марка Шагала.




Портрет Марка Шагала 1914 г. Художник: Юдель Пэн.


Хотя Марк посещал студию Пэна не так долго, всего несколько месяцев, за это время между учителем и учеником установились теплые отношения, сохранившиеся на долгие годы. Став знаменитым и снискав славу в Европе, Шагал писал: «Я люблю Пэна. Он живет в моей памяти, как и папа». Переписка же учителя и ученика продолжалась даже тогда, когда имя Шагала попало в опалу в СССР. В своих же посланиях мэтр писал Марку Захаровичу: «... ты талантлив, твой путь будет счастливым, но не позволяй на своих картинах козам и коровам взлетать выше синагоги». А в одном из парижских писем Шагал писал своему учителю: «Какая крайность ни кидала бы нас в искусстве далеко от вас по направлению, ваш образ искреннего трудяги-художника и первого учителя все-таки велик. Я люблю вас за это».


«... я не торгую своим вдохновением»
Также хотелось бы отметить, что в отличие от своих учеников, сам Юдель Пэн прожил довольно скромную жизнь, хотя и был местной знаменитостью. Все в городе знали элегантного художника в очках с заостренной бородкой.

В большой комнате своей квартиры мэтр организовал учебную мастерскую, где занимался с учениками. Её стены от пола до потолка были увешаны его картинами, эскизами и этюдами — художник использовал их в качестве методических примеров. В маленькой комнатушке проживал он сам вместе с сестрой, которая вела нехитрое хозяйство. Еще в одной комнате была личная мастерская живописца. Однако продавать свои работы Пэн не любил, хотя с деньгами иногда и приходилось туго. Плату за обучение он брал небольшую, а талантливые дети из бедных и сиротских семей и вовсе обучались у него бесплатно - их обучение частично оплачивал владелец пивоваренного завода Адольф Левенсон.




За газетой. 1914 год. Художник: Юдель Пэн.

Школа Юрия Моисеевича просуществовала вплоть до 1918 года. Новая власть, закрыв частные учебные заведения, организовала в Витебске Народное художественное училище, куда руководить оной из мастерских был приглашен Пэн. Со временем училище реорганизовали в институт, и художник стал исполнять обязанности проректора по учебной части. Однако из-за разных взглядов на творчество он начал конфликтовать с руководством, категорически не принимая методов образования. В итоге художнику пришлось уйти с должности. А чтобы выжить, он стал преподавать на полставки рисование в механическом техникуме на нищенскую зарплату в 7 рублей и 23 копейки. Лишь со временем Пэну выделили персональную пенсию, присвоив при этом звание заслуженного еврейского художника.

Юрий Моисеевич был весьма непритязателен в быту. В его квартире не было почти ничего, кроме его работ, которыми были увешаны все стены. И, даже живя впроголодь, Пэн отказывался продавать свои полотна, которые он писал не на заказ. Кураторы Третьяковской галереи, желавшие заполучить несколько его картин, также получили отказ. А на все вопросы недоумевающих родственников, почему он не продает картины, когда сам находится в довольно бедственном положении, он отвечал: «Деточки, я не торгую своим вдохновением».




Часовщик. 1914 год. Художник: Юдель Пэн.

Говорят, за героями своих картин Юдель Пэн ходил на рынок, уговаривая торговцев и ремесленников ему позировать. Почти на каждой из этих картин была изображена повседневная жизнь местечковых евреев, их мир, наполненный сокровенными мечтами, печалями и радостями – мир, умело и тонко запечатленный художником. Видимо поэтому эти творения были так дороги автору.


Личная жизнь художника
Семьи у Юделя Пэна не было, хотя бурные романы случались, да еще какие. Так, к примеру, среди пассий художника была дочь местного губернатора. Он писал с нее портреты в жанре ню – и за эти картины Пэну предлагали баснословные суммы, но он хранил их у себя дома. В ответ же на вопросы, почему он не обзавелся семьей, мэтр неизменно отвечал: «Я мог бы стать и мужем, и отцом, и дедом, но каким бы я тогда был художником?» Длительное время за ним ухаживала сестра, пока была жива. А последние несколько лет он провел практически в полном одиночестве. Лишь иногда захаживали двоюродные родственники, с назойливыми просьбами о продаже картин, на что, как всегда, получали отказ.




Развод. 1907. Художник: Юдель Пэн.


Кровавая драма
Ночью с 28 февраля на 1 марта 1937-го Юдель Пэн стал жертвой жестокого убийства. Искромсанное топором тело 82-летнего художника было обнаружено в его квартире. В уголовном деле это ужасающее происшествие было запротоколировано так: «При осмотре места происшествия установлено: труп убитого Пэна лежал между кушеткой и грубкой на полу в пальто, штанах, на ногах — черные резиновые старые ботинки. На голове и лице трупа лежало красное ватное одеяло и подушка, все в каплях крови. Под трупом найден маленький топорик весь в крови, а на кушетке — нож. На голове — ряд повреждений костей черепа и перерезано горло. Убийцами оставлены следы крови на кителе и пальто, которые висели в шкафу, и на кармане пальто, надетого на Пэна. В кухне на раковине рукомойника тоже следы крови…».




Автопортрет с музой и смертью 1934 г. Художник: Юдель Пэн.

Пока шло следствие, Витебск прощался с Юделем Пэном во Дворце труда, куда пришло около 50 тысяч человек. Присутствовали члены правительства, известные художники, ученые и его ученики. Лицо художника было полностью забинтовано. Похоронили его на Старосеменовском кладбище. Обвиняемые в убийстве были приговорены к различным срокам лишения свободы, двое - оправданы.


Версии трагического события
А вот были ли обвиняемые виновными - большой вопрос... Приговор родственникам художника, скорее всего, стал итогом того, что местные власти не смогли найти настоящего убийцу, или не имели возможность озвучить имена истинных преступников.

Официальным следствием было «установлено», что двоюродная сестра Пэна так мечтала о его коллекции картин, что предложила ему жениться на своей дочери - Нехе. Когда Пэн отказался, дети той же двоюродной сестры, начали планировать убийство, обсуждая, как завладеть имуществом художника, которого семейство, судя по всему, считало скрягой.




Разговор со смертью. Художник: Юдель Пэн.

По показаниям Абрама, Нехи и Якова Бака (ученик Юделя Пэна) в ночь убийства - они под пытками узнали у Пэна, где лежат деньги и зверски убили художника. Вот цитата из показаний: «Когда Пэн лежал в бесчувственном состоянии, Бак взял у меня из рук нож и перерезал Пэну горло. В этот момент я держал голову Пэна. Когда мы увидели, что Пэн мертв, начали обыскивать карманы его одежды, я расстегнул брюки Пэна и отвязал мешочек с деньгами, который был привязан на теле Пэна, под бельем». После этого этого якобы убийцы проверили содержимое тайников в доме Пэна и добыли ценностей и денег на 24 тысячи рублей.

с 16 по 22 апреля 1937-го объявили открытый суд, о котором говорил весь город. В зал заседания пускали по спецпропускам. Однако во время суда почти все обвиняемые отказались от показаний, данных в ходе следствия. Тем не менее, вся семья двоюродной сестры Пэна из девяти человек была осуждена. Мотивом их преступления признали факт, что художник намеревался после смерти отдать все свои картины городу, а не оставить их «семье». Лея, двоюродная сестра Пэна, и ее сын Абрам получили по 10 лет, Неха — 8, еще одна племянница Пэна Рива — 3 года условно, остальные по 2 — 3 года под стражей. Впоследствии четверо из осужденных родственников художника сгинули в лагерях, а все его картины перешли в городской музей.




Последняя суббота. 1910-е гг. Художник: Юдель Пэн.

Однако была и другая версия: Пэна убил высокопоставленный муж при милицейском чине одной из его натурщиц. Выяснилось, что после убийства из квартиры художника пропали несколько работ, в том числе и её портрет в стиле ню. Эту версию озвучил во время расследования следователь, приехавший из Минска в Витебск, для контроля нашумевшего дела. Он предположил, что Пэн был убит витебским следователем из ревности. Но, эту версию быстро замяли. Хотя в том же 37-м был расстрелян начальник витебского следственного отдела – за пытки в отношении подследственных и жестокое убийство своей жены.

Ученики же Пэна придерживались мнения, что художника убили не родственники, и отнюдь не ревнивый муж, а сотрудники НКВД. Связывали это и с работой сталинской репрессивной машины 1937 года. Имелась ввиду также тесная связь и переписка Юделя Пэна с Шагалом. Еще одну версию озвучивала внучатая племянница Пэна - Анна Герштейн: якобы за 10 месяцев до убийства, художник говорил её отцу, что хочет передать все свои работы за границу, а может, и выехать сам. Мол, в Витебске после его смерти картины будут никому не нужны. Речь шла о 800 картинах из его квартиры-мастерской.




Комсомолец, читающий газету. 1925 год. / Портной. 1925 год. Художник: Юдель Пэн.

Предвидя такую судьбу своих детищ, Пэн за несколько лет до гибели предлагал городским властям создать музей из его квартиры к 50-летию его творчества. В 1933-м он писал: «Единственное мое желание — чтобы мои произведения, над которыми я работал 50 лет, не валялись на полу, чтобы имели свое пристанище и условия для осмотра публикой… но, по словам чиновников, это невозможно из-за отсутствия свободных помещений».

Поэтому идея передать полотна за рубеж послужила неким вызовом правящей власти и обсуждалась даже в Минске. Пэна негласно предостерагали от «необдуманного шага». Поэтому Анна Герштейн до последнего дня была уверена: решение Пэна передать картины за границу могло стать причиной убийства. Правда, на следствии ее не озвучили... «Значит, кому-то в высоких инстанциях это было выгодно с точки зрения большой политики», — написала Анна Григорьевна в воспоминаниях.


Ясности в этом деле как не было, так и нет до сих пор. Поэтому к расследованию убийства Пэна не раз будут возвращаться историки — слишком уж много обстоятельств в этом деле покрыто тайной.


P.S.
В 1939 году в Витебске все-таки открыли музей Юделя Пэна. Два зала примерно на 150 полотен, остальные сложили на хранение. Но вначале войны галерею срочно пришлось эвакуировать в саратовский музей — многие картины в спешке срезали с подрамников и скручивали в рулоны. Часть работ Пэна погибла при транспортировке - состав попал под бомбежку.




Картины Юделя Пэна.

После победы в Беларусь вернулась лишь четверть картин, из хранившихся у Юделя Пэна дома. Сейчас несколько работ хранятся в Национальном художественном музее, а основная коллекция из 180 произведений живописи и графики Пэна находится в Витебском художественном музее. Сейчас это самая большая в мире коллекция произведений трагически погибшего художника.

Источник: https://kulturologia.ru/blogs/181121/51680/

Комментарии закрыты.