Как возникали и чем заканчивались самые жестокие распри между членами королевских семей в мировой истории



Даже обычные люди, члены одной семьи, делая общее дело, вполне могут запутаться во внутрисемейных конфликтах и дрязгах. Когда же дело касается таких вещей, как трон и корона, всё становится многократно сложнее. В королевских семьях все распри, как и проявления привязанности, невозможно скрыть, всё почти мгновенно становится достоянием мировой общественности. Некоторые монаршие распри остаются незначительными, другие были настолько разрушительными, что привели в итоге к большим, иногда мировым, войнам. О самых ожесточённых и кровопролитных из них, далее в обзоре.


Семейные распри Клеопатры




Царица Клеопатра.

К тому времени, когда легендарная Клеопатра VII родилась в семье правящей династии Птолемеев в Египте около 69 г. до н.э., у семьи уже была кровосмесительная и кровавая история. На протяжении поколений сёстры убивали братьев, матери воевали со своими детьми, а сыновья убивали своих родителей.

«Через некоторое время резня стала казаться предопределённостью», - пишет Стейси Шифф в своей книге «Клеопатра: Жизнь». «Дядя Клеопатры убил свою жену, тем самым уничтожив мачеху и сводную сестру». Клеопатра, её братья и сёстры, стали достойными продолжателями этой кровавой семейной традиции. После смерти своего отца около 51 г. до н.э. Клеопатра и её брат Птолемей XIII поженились и заняли египетский престол в качестве соправителей. Это вынужденное партнерство быстро распалось, и к 48 г. до н.э. оба были вовлечены в жестокую гражданскую войну друг против друга. В разгар этого безумия их младшая сестра Арсиноя IV сочла момент подходящим для того, чтобы предъявить свои права на трон.




Арсиноя.

Клеопатра очень тяжело переживала предательство сестры. «Вряд ли она недооценила свою семнадцатилетнюю сестру», - пишет об этом Шифф. «Арсиноя была просто одержима честолюбием и жаждой власти». Вскоре она объединилась с Птолемеем XIII, и вместе они начали осаду Александрии зимой 48 г. до н.э. Но Клеопатра смогла получить секретное оружие – поддержку всемогущего римского императора Цезаря. Вместе они разгромили всех её родственников в битве при Ниле в 47 г. до н.э.

Птолемей XIII утонул в реке вскоре после своего поражения. Арсиною схватили и переправили через Александрию в золотых оковах, а затем сослали в Храм Артемиды в Эфесе. Её торжествующая сестра Клеопатра, которая владела теперь и Египтом, и сердцем Цезаря, вскоре вышла замуж за своего младшего брата Птолемея XIV. Он умер в 44 г. до н.э., вероятно, отравленный Клеопатрой, и царица сделала своего маленького сына соправителем, как Птолемея XV Цезаря.




Соблазнив Цезаря и получив его поддержку, Клеопатра победила всех своих врагов.

Проблема Арсинои же никуда не делась. Младшая сестра Клеопатры собрала достаточно поддержки в Эфесе, чтобы провозгласить себя царицей Египта. «Её поступки говорят как и о стойкости духа Арсинои, так и о хрупкости положения Клеопатры за пределами её страны, - пишет Шифф, - несомненно, две сестры презирали друг друга».

Эта продолжительная семейная вражда окончательно закончилась лишь в 41 г. до н.э. Любовник Клеопатры, Марк Антоний, приказал убить Арсиною на ступенях Храма Артемиды. «Теперь, - писал один летописец, - Клеопатра казнила всех своих родственников, в живых не осталось никого».


Сыновья Вильгельма Завоевателя




Вильгельм Завоеватель.

В истории есть только одна гражданская война, корни которой уходят в ночной горшок. Когда Вильгельм Завоеватель, первый нормандский король Англии, умер в 1087 году, он оставил Британию своему среднему сыну Уильяму Руфусу вместо своего старшего сына Роберта. Уильям долгое время находился в конфликте со своим братом. Роберт был невероятно очаровательным, но при этом слегка рассеянным и очень воинственным. Известен он под именем Роберт Куртгоз.




Роберт Куртгоз.




Уильям Руфус.

Согласно рассказу некого монаха-бенедиктинца, писавшего хроники 11 и 12 веков, Роберт был в разладе со своим отцом с 1077 года. Тогда Уильям Руфус и их младший брат Генри сбросили ему на голову полный ночной горшок. Завязалась драка, их отец разнял мальчиков, но отказался наказать Уильяма Руфуса и Генри. Роберт был в ярости и в отместку организовал атаку на замок Руан.

Эта семейная вражда длилась годами. Роберт даже бежал во Фландрию, после сражения с собственным отцом. Они наконец помирились в 1080 году, но неудивительно, что их отношения были натянутыми. Роберт большую часть своего времени проводил за границей. Когда умер его отец, Роберту осталась Нормандия. Он поднял восстание против своего брата, ныне короля Англии Вильгельма II, но потерпел неудачу. После этого он отправился в крестовый поход на Святую Землю. На обратном пути в 1100 году ему сообщили, что король Вильгельм II умер, и что его младший брат Генрих I занял престол.


В Нормандии Роберт собрал армию и двинулся через пролив в июле 1101 года. «Роберт направился к Лондону и был перехвачен Генрихом в Альтоне в Хэмпшире», - пишет историк Ричард Кавендиш. «Генрих убедил Роберта отказаться от притязаний на Англию в обмен на пенсию в 3000 марок в год и отказ от любых притязаний Генриха на Нормандию. Было решено, что никаких действий против сторонников герцога предпринимать не будет».

Но Роберта обманули. Его брат перестал посылать пенсию и вторгся в Нормандию, обеспокоенный долгими годами бесхозяйственности Роберта. В 1106 году Генрих победил своего брата в битве при Тинчебре. Роберт провёл в тюрьме следующие 28 лет. «Горе тому, кто недостаточно взрослый, чтобы умереть», - писал он во время этого долгого плена. Роберт умер в 1134 году в замке Кардифф в преклонном возрасте 80 лет. Генрих I умер на следующий год, победив своего брата даже в смерти.


Елизавета I и Мария I




Мария I Английская.

Когда Мария I наконец унаследовала английский трон в 1553 году, она пережила целую череду разочарований, горя и обид. Единственный ребенок короля Генриха VIII и католички, святой Екатерины Арагонской, она была любимой наследницей своего отца на протяжении большей части своего детства. Но после страстного романа Генриха и последующего брака с протестанткой Анной Болейн её мир был разрушен. Её оторвали от матери, лишили королевского титула и заставили делать реверанс своей новой сводной сестре, маленькой рыжеволосой бестии - принцессе Елизавете.




Генрих VIII и Екатерина Арагонская.

Новая мачеха была особенно жестока с юной Марией, и впечатлительный подросток хранил эти оскорбления до конца своей жизни. После казни Анны Болейн в 1536 году статус Марии был восстановлен, и она даже полюбила свою, теперь лишённую матери, сводную сестру Елизавету. Но их мучительная семейная история была лишь частью того, что сделало перемирие временным. «Отношения между старшей и младшей сёстрами часто бывают сложными, особенно когда разница в возрасте составляет семнадцать лет, как это было между Марией и её сводной сестрой Елизаветой», - пишет Дэвид Старки в книге «Елизавета: Борьба за трон». «Судьба распорядилась сделать их противоположностями даже по внешнему виду и характеру, а также противниками в религии и политике».




Первая встреча короля с Анной Болейн.




Генрих VIII и Анна Болейн.

С приходом на престол Марии, яростной католички, в 1553 году, вся её прежняя горечь всплыла на поверхность. Хотя Елизавета приехала в Лондон с Марией на её коронацию, их отношения быстро испортились. Елизавета стала теперь «вторым лицом» в королевстве - молодой, харизматичной, уверенной в себе и... протестанткой.

В 1554 году было поднято восстание Вятта в ответ на планы Марии выйти замуж за католического короля Испании, Филиппа. Лидеры восстания планировали посадить Елизавету на трон, и Мария считала, что её сестра участвовала в заговоре. Елизавету арестовали и отправили в зловещий лондонский Тауэр, то же самое место, где её мать была казнена несколько десятилетий назад. «О, Господь!» - восклицала она, - «Никогда не думала, что попаду сюда!» Оказавшись в башне, Елизавета написала сестре очень эмоциональное, даже безумное, бессвязное письмо, её обычное самообладание покинуло женщину:


«Я молю Бога, чтобы подобные злые наговоры не склоняли одну сестру против другой. Всё из-за того, что вы слышали ложное сообщение, а истину не знали. Поэтому, преклоняя колени в своём сердце, потому что мне не позволено преклонить колени своего тела, я смиренно жажду поговорить с вашим высочеством. Чего я не осмелилась бы даже желать, если бы не знала истину самым ясным образом».




Елизавета I.

Письмо не возымело желаемого эффекта. Мария была ещё больше взбешена им, чувствуя, что ему не хватало того уважительного тона, которого она заслуживала. Однако через три недели она выпустила сестру из Тауэра, и Елизавету отправили в Вудсток под домашний арест. Здесь она выгравировала алмазом короткое стихотворение в окне своей тюрьмы:

«Я подозревала,
Ничего доказанного быть не может,
Quoth Элизабет узница».


Год спустя Елизавету наконец помиловали, и сёстры возобновили натянутые, но вполне тёплые отношения. Всего четыре года спустя, в 1558 году, Мария умерла во время эпидемии гриппа, и Елизавета взошла на престол.


Жестокость в Версале




Людовик XVI.

С детства неуклюжего и благонамеренного, Людовика XVI, часто затмевали и переигрывали его злобные младшие братья. Застывшие и скучающие при Версальском дворе, граф де Прованс и граф д'Артуа проводили большую часть своего времени, распуская грязные сплетни о своём несчастном старшем брате.

Предоставленные самим себе, братья часто вступали в мелкие споры, иногда на глазах у всего двора. Вскоре после женитьбы Людовика на юной Марии-Антуанетте в 1770 году, бывшая австрийская эрцгерцогиня из большой семьи братьев и сестёр, стала часто срывать неприятные ссоры между братьями.




Людовик и Мария-Антуанетта.

«Имея опыт семейной жизни, - пишет Антония Фрейзер в книге «Мария-Антуанетта: Путешествие», - юная принцесса стала миротворцем между воинствующими братьями. Однажды, когда неуклюжий Луи Огюст сломал кусок фарфора, принадлежащий Провансу, и младший брат налетел на него, Мария-Антуанетта фактически прервала драку...»

С вступлением на престол в 1774 году, неспособность Людовика и Марии-Антуанетты произвести на свет наследника стала пищей для насмешек его братьев. Но после того как сам Прованс женился и тоже остался бездетным, насмешки прекратились. Братья также поощряли слухи о том, что изящная и весёлая Мария-Антуанетта завела роман с Артуа, что было полной выдумкой. Эти нападки прекратились после того как родилась принцесса Мария-Тереза. По словам Фрейзера, при крещении ребенка граф де Прованс утверждал, что «имена и титулы» родителей были неправильно указаны. «Под маской озабоченности по поводу правильности процедуры, граф делал неуместные намёки о сомнительном отцовстве ребенка», - пишет Фрейзер.




Мария-Антуанетта с детьми.

По мере роста напряжённости во Франции, всё более консервативная и реакционная политика его братьев вызывала постоянные проблемы для Людовика XVI. И Прованс, и Артуа бежали из Франции со своими семьями во время революции. После смерти брата оба в конце концов получили то, о чём всегда мечтали - шанс стать королём. После падения Наполеона Прованс правил как Людовик XVIII с 1814 по 1824 год. Артуа следовал за ним как Карл X с 1824 по 1830 год, прежде чем был свергнут.




Арест Людовика и Марии-Антуанетты.




Памятник на могиле Людовика и Марии-Антуанетты.


Семья Наполеона

«Мои родственники, - сказал однажды Наполеон, - причинили мне больше вреда, чем я сделал им пользы».




Наполеон Бонапарт.

У павшего императора были причины для горечи. В глазах Наполеона он поднял свою огромную корсиканскую семью до небывалых высот. Жозеф, Люсьен, Элиза, Луи, Полина, Каролина и Жером стали королевскими особами. Он дал им титулы, посадил на престолы королевств и сделал их богатыми. В свою очередь, Наполеон ожидал слепой преданности от своих братьев и сестёр. На деле всё оказалось совсем не так.

С самого начала не все братья и сёстры Наполеона уважали его. Его младший брат Люсьен ненавидел его с детства, считая хулиганом, страдающим манией величия. В письме к своему старшему брату Жозефу в начале 1790-х годов он перечислил все недостатки Наполеона, отметив: «Мне кажется, он очень любит тиранические методы. Если бы он был королём, он был бы тираном, и его имя внушало бы ужас потомкам и патриотам».




Братья и сёстры Наполеона на его коронации.

Когда Наполеон пришёл к власти во Франции, Люсьен был выслан в Италию за то, что женился на женщине, которую его брат не одобрил. Остальные Бонапарты продолжали свои распри. Теперь их объединила общая ненависть к жене Наполеона, Жозефине. В ответ Наполеон насмехался над ними, оказывая почести Жозефине и её детям. Однажды вечером за ужином он постоянно обращался к своей падчерице Гортензии как к принцессе, просто, чтобы разозлить своих сестёр. Тео Аронсон в своей книге «Золотые пчёлы: история Бонапарта», пишет об этом так: «Кэролайн плакала. Элиза, которая лучше сдерживала свои эмоции, прибегала к язвительным замечаниям, откровенному сарказму и долгому надменному молчанию».

Всё достигло апогея в 1804 году, когда Наполеон короновал себя и стал императором. Его сёстры и невестки были потрясены тем, что им придется нести шлейф ненавистной Жозефины на церемонии в Нотр-Дам. Жозеф сказал, что переедет в Германию, если его жена будет так опозорена. В конце концов, женщины неохотно согласились - только если их шлейфы тоже понесут.

Кроме всего прочего, братья и сёстры завидовали и друг другу. Наполеон сделал Жозефа королём Италии и Сицилии, Жерома королём Вестфалии, а Людовика королём Голландии. Узнав, что Элиза получила княжество Пьомбино, Кэролайн пошутила: «Значит, Элиза - суверенная принцесса с армией из четырех рядовых и капрала».

После поражения при Ватерлоо Наполеон так говорил о своей семье: «Я никого не люблю, нет, даже своих братьев». «Жозефа, может быть, немного. Но это скорее по привычке, ведь он старший».

Находясь в изгнании на острове Святой Елены, он понял, что совершил ошибку, поставив своих братьев и сестёр во власть. «Если бы я сделал одного из моих братьев королем, - пробормотал он, согласно рассказу Аронсона, - он вообразил бы себя королём по милости Божией. Он больше не был бы моим помощником. Он стал бы для меня ещё одним врагом. Это было бы делом времени, увы».
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/210121/48798/

Комментарии закрыты.