Франция не спешит отдавать Африке ее наследие

Законопроект, регламентирующий возвращение культурных ценностей Бенину и Сенегалу, пока далек от воплощения решительных намерений, высказанных в 2018 году


Фрагмент постоянной экспозиции парижского Музея на набережной Бранли. Фото: Thomas Garnier/Musée du quai Branly — Jacques Chirac

По словам правовых экспертов, законопроект, представленный на рассмотрение французскому правительству минувшим летом, затрагивает проблему репатриации объектов культурного наследия, вывезенных из бывших африканских колоний Франции. Этот документ, который является первым юридическим шагом по пути к выполнению обещания Эмманюэля Макрона вернуть африканские сокровища, возник почти через три года после выступления французского президента перед студентами в университете столицы Буркина-Фасо Уагадугу. Пока речь идет только о возвращении 26 артефактов Бенину и 1 меча Сенегалу.

Закон, обязывающий Францию вернуть артефакты на их родину в течение года, необходим для того, чтобы обойти правовой принцип XVI века, согласно которому экспонаты в коллекциях государственных музеев страны считаются «неотчуждаемыми». Но в документе, как говорит эксперт по вопросам культурного наследия Мари Корню из Французского национального центра научных исследований, «по-прежнему рассматривается лишь ряд объектов, в итоге никаких особых изменений прежние процедуры не претерпели».

Недавно Франция уже принимала подобные законы, чтобы обойти принцип неотчуждаемости при репатриации человеческих останков, — тогда речь шла о черепах 24 алжирских борцов за независимость, которые демонстрировались в Музее человека в Париже. Каждый отдельный случай требует одобрения как правительства, так и парламента; это процесс, который растягивается на месяцы, если не на годы.

Фрагмент постоянной экспозиции парижского Музея на набережной Бранли. Фото: Thomas Garnier/Musée du quai Branly — Jacques Chirac

Между тем упомянутый выше меч уже выставляется в Музее черных цивилизаций в Сенегале, его предоставил парижский Музей армии. Меч принадлежал Омару Саиду Толлу, мусульманскому духовному лидеру, который боролся с французскими колонизаторами в 1850-х годах. В число же бенинских сокровищ, подлежащих реституции, входят антропоморфные статуи с династическими гербами, вывезенные французскими солдатами из дворцов города Абомей в 1892 году и подаренные их командующим предшественнику Музея на набережной Бранли в Париже, где они сейчас хранятся.

Согласно отчету Бенедикт Савой и Фелвина Сарра, составленному еще в 2018 году по поручению президента Макрона, в общей сложности во французских государственных коллекциях находится около 90 тыс. артефактов африканского происхождения, большинство из них принадлежит как раз Музею на набережной Бранли.

Эксперты предупреждают, что существующие правовые механизмы не приспособлены для того, чтобы справиться с рекомендованными объемами реституции, и призывают «разработать для ситуации совершенно новую процедуру». В частности, заключить ряд двусторонних соглашений с африканскими странами и утвердить процедуру репатриации, закрепленную во французском кодексе культурного наследия.

«Законопроект в его нынешнем виде далек от этого радикального решения», — говорит Александр Герман из Института искусства и права. «Что касается изъятия собственности из общественного достояния Франции, то тут реституция не должна быть масштабной или стремительной — напротив, процесс должен идти медленно, частично, осторожно, — написал недавно Герман в своем блоге. — Объекты, подлежащие возврату в будущем, следует каталогизировать, и каждый раз, когда требуется реституция, нужно готовить соответствующий законопроект».

http://www.theartnewspaper.ru/posts/8482/

Комментарии закрыты.