Снежный пейзаж, из-за которого художник Крыжицкий лишился жизни


Вот эта картина.
Константин Крыжицкий. Повеяло весной. 1910 Холст, масло. 81 x 109 см. Харьковский художественный музей, Украина

Константин Яковлевич Крыжицкий (1858, Киев - 1911, Санкт-Петербург) был весьма успешным художником, когда написал её: он закончил Императорскую Академию художеств с большой золотой медалью, его работы выставлялись на Всемирной выставке в Париже и на Международной художественной выставке в Мюнхене. В конце концов, его пейзажи нравились публике. Вот ещё несколько - для примера:

1 из 5




Константин Крыжицкий. Дубы. 1893. Вологодская областная картинная галерея (листайте вправо, чтоб увидеть другие картины)

Но вернёмся к пейзажу "Повеяло весной". Художник работал над ним долго и усердно: чтоб снег вышел рыхлым, а тени на нём правдоподобными. Этой своей работой Крыжицкий был доволен. Сначала он показал её на выставке русской живописи в Лондоне, а российская премьера картины состоялась на весенней выставке в Академии художеств. Говорят, картину встретили аплодисментами.

А потом в газете вышла статья о том, что почти такую же картину несколькими годами ранее написал художник Яков Иванович Бровар (1864 - 1941). Если ориентироваться только на датировку картин, выходило так, что Крыжицкий украл идею у Бровара: да, кое-какие детали отличаются (например, у Крыжицкого нет зубров), но общий вид и особенно дерево с раздвоившимся стволом - совершенно одинаковые!
Яков Бровар. Вид Беловежской пущи. 1906 - 1908 гг. (к сожалению, репродукцию лучшего качества и без надписей не удалось найти).

Вот две картины рядом. Слева - Бровара (ок. 1908), справа - Крыжицкого (1911-й):


Новость подхватили другие газеты, пошли пересуды и споры в творческих кругах. Крыжицкий - совершенно искринне! - утверждал, что картин художника Бровара никогда и не видел. Но шумиха не прекращалась.

Завершилось всё тем, что очередная заметка о художнике Крыжицком рассказывала о том, что он покончил с собой:

Газета "Русское слово", 5 апреля 1911 года:
Самоубийство академика К.Я.Крыжицкого (По телефону от нашего петербургского корреспондента)
4-го апреля в 7 1/2 час. утра прислуга известного художника академика Константина Яковлевича Крыжицкого, войдя в кабинет его, увидела своего барина висевшим. Медицинская помощь была бесполезной: К.Я. был мертв.
На письменном столе покойного найдена записка, в которой К.Я.Крыжицкий объяснял, что поднятая против него травля совершенно его обессилила.
- Нервы не выдерживают, - писал К.Я. - Сознаю свою правоту, но не чувствую в себе сил бороться с инсинуациями врагов. Быть может, третейский суд и показал бы мою правоту, но не хватает ни сил, ни желания выяснить правду. Хорошо знавшие академика Крыжицкого так объясняют причину этого ужасного самоубийства.

Крыжицкий был всегда человеком с нервно повышенной чувствительностью и резко выражающейся впечатлительностью. В последние дни его совсем измотала кампания, поднятая против него в журнально-художественных кругах. Крыжицкий выставил картину, оказавшуюся удивительно схожей по сюжету и подробностям с ранее написанной картиной Бровара. Картина изображала уголок Беловежской пущи. Крыжицкого стали обвинять в плагиате. Обвинение было явно необоснованное. Нелепо обвинять такого мастера, как Крыжицкий в плагиате. И действительно оказалось, что Крыжицкий 23 года тому назад снял в Беловежской пуще фотографию, которой он сам воспользовался. Фотография эта затем продавалась, и ею, вероятно, также воспользовался и Бровар. История с обвинением в плагиате и поднявшаяся полемика страшно потрясли художника. [...]

Надиктованная по телефону заметка содержала неточности. И Бровар, и Крыжицкий при написании своих картин действительно воспользовались одной и той же фотографией. Только автором этой фотографии сам Крыжицкий не был. Автор снимка - некто Вишняков. Некоторые источники сообщают, что Вишняков, в целях продвижения искусства фотографии, показывал свои работы художникам: видимо, так роковой кадр из Беловежской пущи попался на глаза и Бровару, и Крыжицкому.

С тем, что во всём виновато фото, разобрались сразу: Крыжицкий ещё был жив. Но и тот факт, что художник "просто скопировал" фото, тоже кинулись осуждать. Хотя мы видим, что картины у Бровара и Крыжицкого, хоть и написаны по одному снимку, получились разные, то есть о слепом копировании речи не идёт. Но время было такое: к фотографии ещё относились с опаской, а использование фотографий в работе художника считали делом недостойным - мол, голое ремеслиничество, только ради наживы.

Критик Кравченко, тоже написавший об одинаковых картинах, хоть и встал на сторону художника Бровара, отметил, что у Крыжицкого-то написано круче:
Академия художеств отдала первенство произведениям К. Крыжицкого и купила его "Повеял о весной", где много света, снега и мастерства. Картина эта теперь в кругу художников возбуждает оживленные толки. Дело в том, что точно такую же уже дважды писал и выставлял другой художник, Я. Бровар, но, конечно, выполнил ее слабее. Нет сомнения, что все они написаны по фотографиям с натуры... Как прекрасный рисовальщик, К. Крыжицкий не очень-то нуждался в фотографии, но ... враг силен, увидел человек красивый мотив, который напомнил ему нечто знакомое, он взял да и написал. Да еще как написал-то!

Картины Константина Крыжицкого вы уже видели выше. А вот несколько работ Якова Бровара:
1 из 3



Яков Бровар. Беловежская пуща (листайте вправо, чтоб увидеть другие картины)

Родные и близкие знали, что Крыжицкий - не плагиатор и не копиист, а потому скандалу даже и значения особого не придали. И только после вспоминали, что вечером накануне гибели он сидел дома с книгой Толстого "Что такое искусство?" - и рядом со словами Льва Николаевича о том, что искусство объединяет людей, написал: "И разъединяет их".

Комментарии закрыты.