Как правильно ходили в театр в XIX веке: Наряды, нормы поведения, распределение мест и другие правила





В XIX веке театр в России был не только местом, где можно было насладиться великолепной игрой актёров, но и настоящим светским заведением. Здесь в антракте мужчины назначали встречи и обсуждали деловые вопросы, в театре велись разговоры о политике и заводились полезные знакомства. И вся эта светская жизнь подчинялась особым правилам этикета, нарушать которые было непозволительно.


Внешний вид


Михаил Александрович Зичи. «Спектакль в московском Большом театре по случаю коронования Александра II». / Фото: www.artchive.ru

Прийти в обычном платье на спектакль дама не имела никакого права. Наряд должен был быть вечерним, но ни в коем случае не бальным, а глубина декольте регулировалась тем местом в зрительном зале, которое занимала барышня. Самые глубокие вырезы были у дам, сидящих на нижних ярусах, а вот на верхних декольте были тем скромнее, чем был выше ярус.




Дана Шрайбер. «Театральный дамский набор». / Фото: www.artchive.ru

Женщинам старшего возраста позволялось прикрыть вырез накидкой, а молодые девушки носили платья, щедро украшенные лентами, цветами и кружевом. Впрочем, солидным барышням тоже не возбранялось выбирать яркие цвета и самые разнообразные отделки для своих нарядов. Любой дамский наряд обязательно дополнялся перчатками, веером и подходящими шляпками, непременными были и ювелирные украшения с драгоценными камнями. Высокие причёски и шляпки считались дурным тоном, а этикет предписывал вести себя сдержанно и воспитанно.




Михаил Александрович Зичи. «Парадный спектакль в честь германского императора Вильгельма I в Михайловском театре». / Фото: www.artchive.ru

Мужчины тоже выбирали для посещения театра приличествующие костюмы: тёмно-красные, чёрные или синие парадные фраки, белоснежные рубашки с накрахмаленными манжетами и воротничками, изысканные вышитые цветные жилеты. Непременным дополнением были галстуки или шейные платки, шляпы и перчатки обязательно белого цвета. Когда вошли в моду цилиндры, их стали считать приличным головным убором как раз для выхода в свет. Естественно, в театре мужчины головные уборы снимали.


Распределение мест в зрительном зале


Рамон Касас Карбо. «В оперном театре Лисео» / Фото: www.artchive.ru

Места в зале распределялись в соответствии с тем положением, которое занимал человек в обществе. В первом ряду партера могли сидеть только высшие гражданские и военные чиновники, а также послы со своими секретарями. Второй и третий ряд занимали сановники с дворянским происхождением, а уже за ними офицеры среднего звена, иностранные гости, известные артисты, меценаты, банкиры. На галёрке дозволялось выкупать билеты зрителям простым, происхождения незнатного: торговцам, ремесленникам, студентам.

Билеты в правой части зрительного зала покупали обычно люди, которые бывали в театре лишь время от времени, а вот слева сидели знатоки и любители искусства. У них, как правило, был свои места, которые они выкупали сразу на весь театральный сезон или, по крайней мере, на несколько спектаклей подряд.




Рамон Касас Карбо. «В театре. Новости» / Фото: www.artchive.ru

Дамам было позволено сидеть в партере только со второй половины XIX века, до этого они могли сидеть лишь на передних креслах балконов и лож. Если же дама теперь и могла занять место в партере, то наряд её в этом случае отличался скромностью: никаких декольте и ярких цветов, только чёрный цвет, закрытый воротничок и скромная шляпка без всякой отделки. Одинокая дама, заботящаяся о своей репутации, не имела права явиться в театр в одиночестве, её обязательно сопровождал супруг, а незамужних юных барышень – старшие родственницы или родители.


Поведение во время спектакля


Федерико Дзандоменеги. «В театре» / Фото: www.artchive.ru

Опоздание на спектакль считалось крайне неприличным, однако зрителям, занимавшим ложи, можно было приходить уже после начала сценического действия или даже посмотреть всего часть постановки. Объяснялось это тем, что в ложах с отдельным входом зрители никому не мешают, уходя со своего места или занимая его позже положенного.

Громкое обсуждение происходящего на сцене считалось неприличным, как и крики «браво» и «бис». Впрочем, касалось это только аристократов, публика попроще могла себе позволить выражать эмоции. А вот дамам нельзя было даже аплодировать – это была прерогатива мужчин. В партере и на балконах воспрещалось есть и пить, однако в ложи, которые занимала императорская семья или знатные аристократы, подавали прохладительные напитки, сладости и фрукты.




Борис Михайлович Кустодиев. «В ложе». / Фото: www.artchive.ru

Театральный бинокль можно было использовать только для того, чтобы лучше видеть происходящее на сцене, рассматривать публику запрещалось категорически. Впрочем, юным зрительницам и без бинокля нельзя было открыто рассматривать людей в зале, только в антракте они могли незаметно взглянуть на других зрителей.


Поведение во время антракта


Пьер Огюст Ренуар. «В театре». / Фото: www.artchive.ru

Знатные дамы, располагавшиеся в ложах, по этикету не могли её покинуть даже в антракте. Как правило, мужчина, её сопровождавший, спрашивал, чего бы хотела барышня, и приносил желаемое. При этом фрукты и сладости надлежало предложить всем, находящимся в ложе, даже если зрители друг друга не знали. Светские люди были обязаны предложить дамам афишу.




Пьер Огюст Ренуар. «Театральная ложа (на концерте)». / Фото: www.artchive.ru

Если в зале было жарко и душно, барышням дозволялось выйти в фойе со своими сопровождающими. Правда, иногда дамы пренебрегали сим правилом и прогуливались в одиночестве, там случались приятные знакомства, назначались свидания после спектакля и даже происходили кокетливые объяснения в любви.

Мужчины спокойно гуляли по фойе, общались со своими знакомыми, обсуждали любые вопросы, завязывали новые знакомства и даже занимались делами. Самое главное было вести разговор тихо, дабы не докучать остальным и не заставлять их слушать чужую беседу.
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/291019/44494/

Комментарии закрыты.