Круги жизни и смерти Всеволода Петрова

В Музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме проходит выставка, посвященная искусствоведу и мемуаристу Всеволоду Петрову и его участию в формировании ленинградской культуры 1930–1970-х годов



Владимир Лебедев. «Наездник на лошади и клоун». 1928. Фото: Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме

Выставка в Фонтанном доме стала продолжением проекта «Всеволод Петров и колесо ленинградской культуры», показанного в прошлом году в московской «Галеев-галерее». Всеволод Петров, известный ленинградский искусствовед, ученик и друг Николая Пунина, многолетний сотрудник Русского музея. Был знаком с ленинградскими художниками и поэтами разных эпох, стилей и направлений. Музей Анны Ахматовой, сохраняя общий замысел московской экспозиции, существенно изменил ее и дополнил обширным материалом из собственных фондов и собраний петербургских коллекционеров.

«Выставка в „Галеев-галерее“ нас буквально раззадорила, потому что это же наш, родной материал, — рассказала Жанна Телевицкая, заведующая отделом выставок и проектов Музея Ахматовой. — Это наш, родной персонаж — по кругу знакомств, и по эпохе, и по всем связям: с Пуниным, Кузминым, Хармсом, Ахматовой. Но мы не стали повторять московскую выставку, тем более что в нашем музее есть уникальные материалы, мало известные широкой публике, и обращение к жизни Всеволода Петрова дает возможность их показать».

Юрий Юркун. «Дамы в шляпах в окружении мужчин». 1930-е. Фото: Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме

Экспозиция в Фонтанном доме построена по принципу «кругов» — дружеских, профессиональных, семейных, любовных. Особая тема — круг Михаила Кузмина, с которым в период с 1933 по 1936 год Всеволод Петров общался практически ежедневно. Круг Кузмина представлен его собственной графикой, рисунками Юрия Юркуна (музей обладает большой коллекцией его произведений) и Ольги Гильдебрандт, в том числе портретами Петрова, выполненными разными художниками в разные годы. Круг Даниила Хармса — фотографиями, рукописями, уникальной афишей выступления обэриутов «Три левых часа». Всего из коллекции Музея Ахматовой в выставке участвует около сотни предметов — практически половина всех экспонатов, остальные приехали из Москвы.

Николай Тырса. «Портрет жены». 1928. Фото: Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме

Представлены и художники, с которыми Всеволод Петров дружил, о ком он писал, чье творчество исследовал. В большом зале музея показаны многочисленные работы Татьяны Глебовой, Владимира Лебедева, Анны Лепорской, Герты Неменовой, Алисы Порет, Владимира Стерлигова, Николая Тырсы и многих других. На выставку в Фонтанном доме вещи из своих коллекций предоставили Владимир Березовский, Николай Кононихин, Наталья Корнилова, Леонид и Анна Франц, Андрей Харшак.

«Мы хотели показать самого Петрова через эпоху, но получилось, что и эпоха предстала через него, — говорит Жанна Телевицкая. — Это две взаимопроникающие темы, ведь смертельные снаряды той эпохи ложились рядом, он чудом избежал ареста».

Ольга Гильдебрандт-Арбенина. «Лодки». 1950–1960. Фото: Музей Анны Ахматовой в Фонтанном доме

Чудо, сохранившее жизнь Всеволода Петрова, называлось «папа»: Николай Николаевич Петров был крупнейшим хирургом-онкологом. Вокруг Всеволода шли аресты, и, когда он пишет Татьяне Глебовой: «Все мои друзья исчезли», — это не преувеличение. Расстреляны поэт-футурист Бенедикт Лившиц и писатель, график Юрий Юркун; жена Лившица Екатерина сослана в лагерь; арестован и вскоре умирает в тюремной больнице Даниил Хармс. Обо всех друзьях, составлявших цвет ленинградской культуры, Всеволод Петров оставил записки и воспоминания. А они запечатлели его в своих работах, многие из которых сейчас можно увидеть в Большом зале Музея Ахматовой.

До 23 сентября 

Комментарии закрыты.