Как совместные картины-аллегории Брейгеля Рубенса, стали учебным пособием 400 лет тому назад



Пять картин-аллегорий, написанных в соавторстве Яном Брейгелем Старшим и Питером Паулем Рубенсом всегда вызывали особый интерес. Это своеобразное историческое свидетельство, выполненное в художественных образах - реальных и мифических. Причем в таком количестве, что у зрителя буквально глаза разбегаются.

Эти полотна относительно небольших размеров: 64 х 110 см, что дает возможность предполагать, они создавались не для украшения домов богатых заказчиков, а скорее всего эти картины, чрезмерно насыщенные различными предметами и деталями, могли служить родителям (самим художникам) как руководство в образовании собственных детей.




Ян Брейгель Старший, портрет кисти Рубенса (фрагмент семейного портрета художника); Питер Пауль Рубенс, автопортрет.

Более 25-лет этих выдающихся мастеров объединяла не только крепкая дружба, но и плодотворный творческий союз. Множество картин было написано художниками в соавторстве. При чем Рубенс писал образы людей на полотнах, а Ян Брейгель, сын знаменитого родоначальника династии Брейгелей, Питера,- прекрасные фоны.

Читайте об этом: Мужская дружба великих художников: что объединяло Рубенса и Яна Брейгеля Старшего.


Аллегория слуха



Аллегория слуха. Ян Брейгель Бархатный и Питер Пауль Рубенс.

Так, в центре полотна «Слух» видим поющую обнаженную Венеру, в руках держащую струнный щипковый инструмент, а рядом сынишка Купидон усердно подпевает и перелистывает ноты. Слева расположен олень, навостривший уши и внимательно слушающий мелодию, а заодно и прислушивается, нет ли каких-либо сигналов опасности. За фигурой Венеры сидит попугай, по всей видимости он также пытается не то подпевать, не то передразнивать поющих.




Аллегория слуха. Фрагмент. Автор: Ян Брейгель Бархатный.

А взъерошенному коту, сидящему под стулом, это музицирование совсем не по душе, он дождаться не может, когда все поющие умолкнут.




Аллегория слуха. Фрагмент.

В правой части полотна можем наблюдать обилие различных музыкальных предметов, способных подавать какие-либо звуки. Здесь часы с боем и охотничий рог, свисто и манок, обилие различных колокольчиков и музыкальная шкатулка. Рядом со столом — арфа и труба.




Аллегория слуха. Фрагмент.

На заднем плане вверху галерея часов, над которой большое полотно с изображением играющего на волшебной лире Орфея. У ног героя расположились звери и слушают музыку.




Аллегория слуха. Фрагмент.

В левой части полотна особый стол с пюпитрами и разложенными на них нотами. Ближе к зрителю струнные смычковые музыкальные инструменты: контрабас, виолончель, альт, скрипка. У левого края полотна виден открытый клавесин, под ним — барабан, на полу — труба, очень напоминающая современный тромбон. На полу лежат духовые инструменты: рожок, флейта, сиринга.




Аллегория слуха. Фрагмент.

На полу рассыпаны листы с нотами. И что любопытно, ноты выписаны так четко, что по ним можно сыграть мелодию.

В глубине левой части полотна - репетиция: три певицы, контрабасист, два флейтиста, лютнист. Пейзаж в центральной части за окном как бы не связан со слухом, но слева в окне видны трубы: кому и для чего они трубят - неизвестно.




Аллегория слуха. Фрагмент.


Аллегория зрения



Аллегория зрения. (1617 год). 65 х 110 см. Прадо, Мадрид, Испания. Питер Пауль Рубенс, Ян Брейгель Старший.

В центре картины «Зрение» — снова Венера и Купидон. Правой рукой маленький герой поддерживает полотно в раме, как бы показывая его Венере, а та поясняет ему, что на этой картине изображено исцеление слепого в Вифсаиде.




Аллегория зрения. Фрагмент.

Это самое насыщенное полотно соавторов. Чего здесь только нет, каких предметов и деталей не задействовали художники в этой работе? Приглядевшись, можно увидеть телескоп, циркуль, предмет, похожий на секстант и еще множество различных астрономических инструментов. А на столе перед Венерой и Купидоном — различные медальоны, цепочки, увеличительное стекло. У ног богини лежит большой кошель, из которого рассыпались серебряные и золотые монеты.




Аллегория зрения. Фрагмент.

А еще картина буквально перенасыщена произведениями искусства - картинами, скульптурами, бюстами древнеримских и древнегреческих философов, полководцев, а также книгами - одним словом всем тем, что способно воспринимать лишь зрение человека.

И нужно отметить, что это творение представляет собой модное по тем временам направление в живописи - "картины в картине". Художники воспроизвели на холсте множество собственных работ. Это «Охота на тигров», «Двойной портрет Альберта и Изабеллы», «Вакханалия», «Портрет герцога Лерма» и другие работы Рубенса, «Мадонна в цветах» Рубенса и Брейгеля и еще несколько живописных работ самого Брейгеля.




Аллегория зрения. Фрагмент.

Присмотревшись, можно увидеть, что здесь даже мартышки играют очками и подзорной трубой.


Аллегория осязания
Осязать — касаться, ощущать физически. В картине «Осязание» ярким пятном является материнский поцелуй, как самое сильное ощущение осязания: Венера, нежно обняв, целует сынишку Купидона. А тот, коварный сорванец, даже в объятьях матери он не снимает колчан со своими отравленными любовью стрелами.




Аллегория осязания. Автор: Ян Брейгель Бархатный.(Написана совместно с Рубенсом).

Вокруг двух главных персонажей - множество старинных предметов, имеющих отношение к осязанию. Прежде всего — блестящие хирургические инструменты и катушка с нитками. А еще ножовка, которая относится не то к медицинским инструментам (для ампутации конечностей), не то к столярным. Слева в глубине картинной плоскости — переносной горн с горящими углями, который служит предостережением: касаться нельзя, будет ожог!




Аллегория осязания. Фрагмент. Автор: Ян Брейгель Бархатный.

Вблизи можно рассмотреть арбалет, копье — орудия уничтожения противника, ранящие или убивающие его, причиняющие ему физические страдания, боль. Левее — гора металлических доспехов: нагрудников, наплечников, наколенников, шлемов … Все, что могло уберечь воина от смерти в бою. Однако на полотне все эти атрибуты выглядят кучей ненужного хлама.




Аллегория осязания. Фрагмент. Автор: Ян Брейгель Бархатный.

В глубине картинной плоскости — кузница. Слева все то, что вышло из-под наковальни кузнеца и молота чеканщика: собранные новые рыцарские латы, копья, щиты, мечи, отлитый колокол.




Осязание. Фрагмент «Кузница».

А вернувшись к образам Венеры и Купидона, позади них на стене видим картины с изображением физических страданий. Самая большая — «Страшный суд», где изображен Рай и Ад, есть здесь и Распятие Христа, а также множество других, воплощающих человеческое страдание. Почти у самого правого края картины, на столе лежит треххвостая плетка — инструмент воспитания подрастающего поколения.

Одним словом художники хотели подчеркнуть своей аллегорией: Осязание — это радость и грусть, это нежность и боль, это жизнь и смерть…


Аллегория вкуса



Аллегория вкуса. (1618 год). 64х109 см. Прадо, Мадрид, Испания. Питер Пауль Рубенс, Ян Брейгель Старший.

В центре полотна — роскошно накрытый стол, за которым козлоногий Пан пытается соблазнить нимфу Сирингу. А чтобы усыпить ее бдительность, подливает ей вино из громадного кувшина в потир. Стол буквально завален соблазнителем снедью: устрицы, жареный гусь, жареная курица, омары, жареные мелкие птички, пироги с дичью; на десерт приготовлено блюдо с персиками и засахаренными фруктами.

По всей видимости, Сиринга отсутствием аппетита не страдает, так как довольно упитана, поэтому одним вином Пану обойтись не удастся.

Нимфа выглядит довольно упитанной, то есть у нее вполне здоровый аппетит. Отсюда и количество еды, заготовленной соблазнителем. И, конечно, всё это очень вкусно и очень привлекательно. Перед столом на полу стоит корзина с виноградом, лежит разрезанная тыква, здесь же омар, краб, артишок (всё для пробуждения желания; видимо, одного вина недостаточно). Слева — копия картины Яна Брейгеля Старшего «Гирлянда фруктов и цветов вокруг аллегории плодородия» (Морицхиюс, Гаага, Нидерланды). Рядом с картиной — громадные куски рыбы, целая рыба помельче, под самой рамкой примостились раки. В корзине — фрукты, два кувшина (надо полагать — с вином) стоят в медном жбане. У левого обреза картины — нечто вроде сервировочного столика. На нём — кубки, кувшины и подготовленные к подаче на стол блюда — одно с малиной, второе — с замысловатым печеньем. В проёме двери, ведущей на кухню, стоит пёс, наблюдающий за странной парой. В кухне ярко пылает камин, перед ним поварёнок крутит вертела с поросятами, а ближе к зрителю повар насаживает на шампур очередную партию кур. У входа в кухню на полу — капуста, неразделанная рыба и что-то ещё. Справа, ближе к краю полотна — охотничьи трофеи: пернатая и копытная дичь. Здесь и заяц, и павлин, и кабан, и рябчик. Ещё чуть-чуть — все они плавно перетекут на кухню, а потом на вертела. Подальше от зрителя — та же еда, только в живом виде на воле, в лесу. Она (еда) ещё не подозревает о том, какая участь ей приготовлена. Над всем этим великолепием — две картины: «Брак в Кане Галилейской» и «Деревенская пирушка». Свадебный пир в Кане выглядит несколько скучновато (правда, просматриваются пироги с лебедями). А вот в деревне крестьяне могут и любят поесть — там обилие еды: стол завален, на огне ещё три жбана варева. Любой зритель может представить себе, что какой-то кусочек пищи попадает ему в рот, рождая при этом свои ощущения — свой вкус. И этот вкус будет сопровождать его всю жизнь (до самого глубокого склероза)…

Автор: Борис Рохленко




Аллегория вкуса. Фрагмент.


Аллегория обоняния




«Обоняние». Питер Рубенс, Ян Брейгель,

На цветочной лужайке великолепного сада видим как милый мальчик Купидон преподнёс Венере букет цветов, а она с наслаждением вдыхает их аромат. И надо полагать, весь сад, утонувший в цветах, благоухает божественными запахами.




«Обоняние». Фрагмент.

У ног богини разложены стеклянные бутылочки и баночки с различными снадобьями, а рядом лежат зверюшки: морская свинка и тангалунга, в глубине полотна можем видеть оленей, которые также в своих железах имеют ароматное вещество. А что бы означала на этой картине собака? Вероятно, этот образ использовали из-за чувствительности собачьего носа к запахам.




«Обоняние».Фрагмент.

Да и к тому же в глубине полотна на горящих углях, источая тонкие ароматические флюиды, стоит сосуд с заваренными травами и цветами. Их готовят девушки, собирающие лепестки роз.




«Обоняние».Фрагмент.

А, что уж говорить об изобилии цветов на картине, радующих глаз. Слева, высоченная мальва, пониже — тюльпаны, пионы, гвоздики, ромашки, бархатцы, нарциссы, ирисы, вверху справа — сирень. И все это буйство флоры источает божественный аромат.
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/210719/43710/

Комментарии закрыты.