Музей современного искусства в Рио-де-Жанейро решил финансовые проблемы за счет продажи Поллока

Но из-за бюрократии музейщики выручили за «Номер 16» Джексона Поллока вдвое меньше, чем рассчитывали



Джексон Поллок. «Номер 16». 1950. Фото: Museum of Modern Art (MAM) in Rio de Janeiro

При участии аукционного дома Phillips полотно Джексона Поллока «Номер 16» (1950) было продано частным образом приблизительно за $13 млн. Имя нового владельца, равно как и точная сумма сделки, не называются.

Картину в 1952 году Музею современного искусства в Рио-де-Жанейро подарил Нельсон Рокфеллер, и все это время она была единственной публично представленной работой Поллока в Бразилии. Поправить пошатнувшееся финансовое положение за счет ее продажи в музее решили около года назад. По словам директора институции Карлоса Алберто Шатобриана, долг музея составляет около $3 млн, а годовой доход — $1,2 млн, при этом для обеспечения его работы требуется приблизительно $2 млн в год.

За «Номер 16» планировалось выручить $25 млн. Столько был готов заплатить один бразильский коллекционер, и этой суммы хватило бы на десятилетия работы музея, причем картина несколько месяцев в году находилась бы в нем. Однако из-за бюрократических препон сроки затянулись, и предложение было отозвано.

Решение о продаже картины вызвало возмущение в местной художественной среде. Авторы манифеста, который подписали более 170 галеристов, кураторов, художников и фотографов, настаивают на том, что музей мог найти альтернативное решение своих финансовых проблем. В документе приводится в пример Художественный музей Сан-Паулу. Несмотря на то что его долг два года назад был в десять раз больше долга Музея современного искусства в Рио-де-Жанейро, его руководству удалось разработать программу управления, которая позволила им исправить финансовое положение.

Шатобриан подчеркивает, что вырученные за картину деньги были крайне необходимы музею, поскольку нехватка средств на оплату электричества, обеспечение безопасности и поддержание температурного режима ставила под угрозу всю коллекцию. «Представьте себе, что произошло бы, если бы музею за неуплату отключили электричество! — говорит он. — Лучше продать одно произведение искусства, чем потерять 16 тыс.».

Одно из них, скульптуру Константина Бранкузи, могли продать еще в 1980-х годах, когда вскоре после открытия музея сильный пожар уничтожил почти все картины и треть скульптур, и институция была вынуждена приостановить свою работу из-за нехватки средств. Однако в тот раз помогла группа меценатов, и руководство музея отказалось от своих планов. 

Комментарии закрыты.