Бэкон и Джакометти впервые выступают дуэтом

Фонд Бейелера посчитал правильным не разделять двух закадычных друзей


Фрэнсис Бэкон. «Изабель Росторн на улице в Сохо». 1967. Фото: BPK / Nationalgalerie, Staatliche Museen zu Berlin / JÖRG P. ANDERS

Для того чтобы привлечь толпы, достаточно было бы и отдельных ретроспектив Фрэнсиса Бэкона (1909–1992) или Альберто Джакометти (1901–1966). Но швейцарский Фонд Бейелера решил нанести двойной удар своим блокбастером этого года, совпадающим по времени с очередной ярмаркой Art Basel. Бэкон и Джакометти впервые встретились в начале 1960-х и подружились на долгие годы. Скорее всего, их свела британская художница Изабель Росторн, которая какое-то время была любовницей Джакометти и позировала обоим. Бэкон использовал ее как модель в живописи, Джакометти — в скульптуре. Тема же двойной выставки возникла в 2015 году на Венецианской биеннале во время разговора Ульфа Кюстера, куратора Фонда Бейелера, с Катрин Гренье, директором Фонда Джакометти в Париже, и близким другом Бэкона на протяжении 30 лет, британским искусствоведом Майклом Пеппяттом. Хотя музей Фонда Бейелера владеет отличными работами Бэкона и Джакометти (основатель фонда Эрнст Бейелер лично был знаком с обоими) и давно выставляет их вместе, все трое задались вопросом, почему до сих пор искусствоведам ни одной художественной институции не пришло в голову сделать такую сравнительную выставку. А между тем параллели в творчестве двух этих художников бросаются в глаза, как только они оказываются рядом. Оба считали себя «реалистами», работая главным образом с человеческой фигурой, замкнутой в пространстве структуры/клетки, двухмерной у Бэкона, трехмерной у Джакометти. Оба интересовались передачей движения в живописи и скульптуре, не говоря уже об их пристальном интересе к теме, к которой они возвращались постоянно, — любви и насилия.

Альберто Джакометти. «Длинная тонкая голова». 1954. Гипс. Фото: Succession Alberto Giacometti / Prolitteris, Zurich

В то же время их соседство выявляет и бросающиеся в глаза контрасты. Джакометти одержим серым цветом, Бэкон — эмоционально заряженной цветовой палитрой. Бэкон смывает лицо своей модели, тем самым перенося всю экспрессию на тело, Джакометти сводит физическое присутствие позирующего почти на нет. Психологическая травма, нанесенная Второй мировой войной, тоже вызвала у них разные реакции. «Оба они переступили через традиционные границы эстетического, Бэкон — усилив экспрессию, Джакометти — вступив на путь деструкции», — говорит Кюстер. 

Для выставки кураторы отобрали около 100 работ обоих художников из самого Фонда Бейелера и частных коллекций, а также Чикагского института искусств, Музея современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке, Центра Помпиду и Фонда Джакометти в Париже, откуда происходит большая часть скульптур Джакометти, ранее на публике не показывавшихся. 

Фонд Бейелера
Бэкон и Джакометти
До 2 сентября
http://www.theartnewspaper.ru/posts/5747/

Комментарии закрыты.