Реставрация картины «Иван Грозный и сын его Иван» может стоить 5–10 млн рублей

Полотно Ильи Репина, пробитое вандалом прямо в зале Третьяковской галереи, будет отреставрировано за счет Сбербанка. Музей усилит меры безопасности, ведь объектом нападения может стать любое произведение искусства

Третьяковская галерея. Туристы перед картиной Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года». 2014 г. Фото: Валерия Попова / Лори

Сроки реставрации сейчас оценить невозможно, и картину Репина будут восстанавливать «столько, сколько понадобится», сказал на пресс-брифинге в Государственной Третьяковской галерее заведующий отделом реставрации масляной живописи XVIII — начала XX века Андрей Голубейко. Кроме устранения повреждений, нанесенных картине, реставраторы займутся укреплением всего красочного слоя полотна. Расходы, связанные с восстановлением произведения, готов взять на себя Сбербанк. По словам его представителя Станислава Кузнецова, на реставрацию и закупку необходимого оборудования, по предварительным расчетам, можеть быть выделено от 5 млн до 10 млн руб.

Нападение на картину произошло вечером 25 мая. Один из последних посетителей галереи нанес несколько ударов металлической стойкой ограждения по застекленному полотну Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» (1885). Холст был прорван в трех местах в центральной части, на одежде царевича, но изображения лиц и рук царя и царевича не пострадали.

Нападавшего на картину сотрудники Третьяковской галереи передали правоохранительным органам; свой поступок вандал, по сообщению ТАСС, объяснил «недостоверностью изображенных на полотне исторических фактов». Реставраторы музея сразу же провели неотложные аварийные работы: извлекли осколки стекла, избежав дальнейших повреждений, демонтировали полотно и раму, которая пострадала от падающего стекла, и перенесли их в реставрационную мастерскую музея.

По словам реставраторов, несмотря на произошедшие осыпи красочного слоя, работа подлежит восстановлению: основной удар принял на себя деревянный щит, которым полотно укрепили после нападения 1913 года. Тогда ее порезал ножом душевнобольной, после чего потребовалась сложнейшая реставрация с участием самого Ильи Репина и попечителя Третьяковской галереи, художника Игоря Грабаря. С тех пор за хрупким холстом постоянно присматривали, красочный слой реставрировали и укрепляли, картину никогда не выдавали на выставки.

Как отметила директор Третьяковской галереи Зельфира Трегулова, нападение свидетельствует о царящей в обществе агрессии и о том, что люди «не делают различий между художественным произведением и документальным подтверждением исторического факта, и это значит, что предметом таких атак может стать любое произведение». 

При этом защита картин, подобных эпохальному полотну Репина, нередко осложняется их большим форматом: пуленепробиваемые стекла слишком тяжелы для монтажа в рамы. Выходом может быть помещение работы в специальную нишу, которую закрывают антивандальным стеклом — такое может стоить десятки тысяч евро и изготавливается в Японии. На закупку подобного для картины масштаба «Иван Грозный и сын его Иван» организовать государственный тендер невозможно, такое стекло можно приобрести только на средства меценатов и спонсоров музея.

Среди других мер безопасности, которые собирается применять Третьяковская галерея, чтобы подобные происшествия не повторялись, — совершенствование систем слежения; кроме того, в музей намерены приглашать психологов и психиатров, которые научат смотрителей выявлять подозрительных посетителей.

Среди проблем музейной безопасности Зельфира Трегулова назвала недостаточное число постов Росгвардии, охраняющей музей. Как напомнила директор Третьяковской галереи, в 2015 году охрана музеев стала одной из статей оптимизации бюджета, в связи с чем сократилось число представителей правоохранительных органов в государственных музеях. Директора Третьяковки поддержал первый заместитель министра культуры Владимир Аристархов, который заявил, что нападение может стать поводом инициировать дискуссию и вернуть охрану в музеи. Чиновник добавил, что Министерство культуры настаивает «на максимально жестком наказании для этого человека».

Сейчас вандал может быть приговорен к ограничению свободы на срок до трех лет, либо принудительным работам на срок до трех лет, либо лишению свободы на тот же срок. Владимир Аристархов заявил о том, что Минкультуры может предложить депутатам Госдумы рассмотреть возможность ужесточения наказания по статье 214 «Вандализм».
http://www.theartnewspaper.ru/posts/5732/

Комментарии закрыты.