Как украсть Ван Гога?

28/03/2017

АМСТЕРДАМ, “Некоторые люди рождаются учителями, некоторые — футболистами. Я — прирождённый грабитель”. Так говорит Октав Дарем (Octave Durham), который украл две бесценные картины Винсента Ван Гога (Vincent van Gogh) вечером 7 декабря 2002 года. Спустя 14 лет после того, как он со своим подельником вскарабкался на крышу музея Ван Гога в Амстердаме, разбил окно кувалдой и снял холсты со стены, Дарем, наконец-то, признался в своей причастности к одному из самых известных преступлений в сфере искусства в послевоенный период. Бывший вор снялся в 45-минутном документальном фильме, который был показан по голландскому телевидению 21 марта, в тот же день, когда сами полотна вернулись в стены музея.
Эта исповедь не будет иметь юридических последствий для Октава Дарема, осуждённого в 2004 году и отбывшего в тюрьме чуть более 25 месяцев, но она проливает свет не только на непростое путешествие знаменитых полотен и их спасение, но и на всю систему хищений предметов искусства.
“Кража заняла около 3 минут 40 секунд”, — говорит Дарем. — “Когда всё закончилось, к музею прибыли полицейские. Я проехал мимо них на своей машине, сняв лыжную маску и опустив стекло. Я проезжал и смотрел на них, я слышал их переговоры по своему сканеру полицейской волны. Они не знали, что это я”.
Возвращённые работы бесценны, они никогда не попадали на рынок. «Вид на море в Схевенингене» (1882) является одним из двух морских пейзажей Ван Гога, написанных им в Нидерландах, а «Выход из протестантской церкви в Нюэнене» (1882-84), изображающая церковь, пастором в которой служил отец художника, была подарена Ван Гогом своей матери.
Однако Дарем не знал исторической ценности картин. Он просто взял самые маленькие и близко расположенные от разбитого окна картины, засунул их в сумку и сбежал, спустившись по верёвке, которую он и его сообщник предварительно закрепили. Когда вор упал на землю, он неудачно приземлился, повредив краску на морском пейзаже. Во время бегства Дарем оставил на месте преступления чёрную бейсболку. Работница охраны музея вызвала полицию, однако ей не разрешили применить силу, чтобы попытаться остановить грабителей.
“Это был действительно ужасный день”, — вспоминает в интервью «Нью-Йорк таймс» Ниенке Баккер (Nienke Bakker), куратор музея Ван Гога.
Когда Дарем вернулся домой, он снял с картин рамы и стекло и стряхнул краску с пейзажа в туалет. Позже он выбросил рамы в канал. Вор не мог открыто продать холсты, поэтому он пустил слух о них на чёрном рынке и чуть позже встретился с Кором Ван Хаутом (Cor van Hout), который был осуждён в 1983 году за похищение пивного магната Альфреда Хейнекена. Ван Хаут согласился купить картины, но был убит в день сделки.
Позже Дарем и его сообщник Хенк Бислийн (Henk Bieslijn) связались с итальянским бандитом Раффаэле Империале (Raffaele Imperiale), который в то время продавал в Амстердаме марихуану. Он согласился купить картины в марте 2003 года за 350 000 евро (примерно 380 000 долларов), которые воры поделили поровну. Адвокаты Империале подтвердили, что он купил картины, хотя знал, что они были украдены. Они объяснили это тем, что «он увлекается искусством», и это была «хорошая сделка». После покупки, Империале отослал полотна в Италию и никогда никому их не показывал.
Воры очень быстро потратили все вырученные деньги.
“Мотоциклы, Mercedes E320, одежда, украшения для подруги, поездка в Нью-Йорк”, — вспоминает Дарем. Эти покупки помогли следователям получить основание для его ареста, однако Дарем вовремя сбежал, поднявшись по стене здания, навык, за который он получил прозвище «обезьяна». Его дом обыскали, но картин не нашли. Дарем сбежал в Испанию, где и был арестован в декабре 2003 года. Экспертиза подтвердила, что ДНК с бейсболки принадлежит Дарему и в тот же год он и Беслийн были осуждены.
На свободу Дарем вышел в 2006 году. Он по-прежнему должен уплатить 350 000 евро в виде штрафов. В 2013 году Дарем пришел в музей и, хотя он по-прежнему настаивал на невиновности, предложил помочь найти работы. Руководство музея отклонило его предложение, так как решило, что он пытается так продать полотна. В 2015 году Дарем встретился с режиссёром-документалистом Винсентом Вервейем (Vincent Verweij) и сказал ему, что хочет помочь найти картины, чтобы очиститься от долга перед музеем и покончить с преступной жизнью.
“Я сказал откровенно, что не верю ему”, — вспоминает Вервей в интервью.
Лишь после того, как Дарем признался в краже, режиссёр начал работу над фильмом. Уже во время съемок Вервей узнал, что 29 августа 2016 года Империале отправил письмо в прокуратуру Неаполя, сообщая, что картины у него. На тот момент полиция Италии и так уже плотно взялась за его персону. В сентябре прошлого года полицейские обыскали дом матери Империале, где нашли работы, завёрнутые в ткань и спрятанные в тайнике внутри стены. Прокурор Уиллем Нейкерк (Willem Nijkerk) особо отметил, что Октав Дарем не играл никакой роли в возвращении шедевров на родину.
Ниенке Баккер, куратор музея Ван Гога в Амстердаме, вспоминает, как в конце сентября ей позвонили и попросили срочно отправиться в Неаполь. Ей не сообщили подробностей, но она сразу обо всем догадалась.
“Я сразу поняла, что картины из нашего музея”, — сказала она. Баккер была удивлена тем, что работы в относительно хорошем состоянии. Только в левом углу морского пейзажа были видимые повреждения. Уже в феврале найденные полотна были выставлены на три недели в Национальном музее Каподимонте в Неаполе, после чего отправились в Амстердам.
Империале бежал из Нидерландов в Дубай в 2013 или 2014 г. За своё письмо неаполитанскому прокурору он, возможно, надеялся на снисхождение, но в январе был приговорён к 20 годам лишения свободы. Сегодня итальянские власти добиваются его экстрадиции, однако адвокаты мафиози заявили, что он вряд ли вернётся в Италию.
“Он скучает по родине, но в Дубае он свободный человек”, — сказали адвокаты Империале в телефонном интервью. Дарем, который живёт в Амстердаме и работает водителем и помощником своей дочери, успешного музыканта, не получил вознаграждение за своё участие в поиске картин.
“Вы никогда не увидите документальные фильмы или статьи об искусстве воровства с точки зрения вора”, — объяснил своё согласие на этот спорный с этической точки зрения проект Вервей. — “Их снимают эксперты, музейные работники, прокуроры, но никогда те, кто на самом деле совершал преступления, и я думаю, что это уникальный взгляд. Это не значит, что мы восхищаемся этим парнем”.

Анна Сидорова © Gallerix.ru

Комментарии закрыты.