Открылась ярмарка старого искусства TEFAF в Маастрихте

Международная ярмарка поражает одновременно и масштабом, и качеством. Первые покупки уже сделаны


К вечеру открытия ярмарки TEFAF приглашенные создали толпу, как в московском метро в час пик. Тысячи людей, в том числе и не особо близких к искусству, стремятся попасть на открытие ярмарки в маленьком голландском городке, где это событие главное в году. Ярмарка огромна, очень престижна и очень тщательно относится к качеству показанных тут работ. Антиквары, три десятилетия назад создавшие ее, сразу же определили приоритеты и с тех пор ничего не меняли. Хотя сделали, конечно, несколько уступок современности — ввели разделы современного искусства, графики и фотографии, дизайна. Главной темой ярмарки по-прежнему остаются живопись старых мастеров и произведения прикладного искусства прошлых эпох. Говорят, концентрация реальных покупателей здесь выше, чем на любой другой ярмарке, а количество любопытствующих впустую пытаются уменьшать, делая входной билет все дороже.

Монтаж ярмарки TEFAF 2017. Фото: Harry Heuts

Залы огромного выставочного комплекса MECC, специально построенного для ярмарки, традиционно украшают только цветами (на сей раз были модные ранункулюсы и мускари), на этом роль главного дизайнера заканчивается — за стенды отвечают сами галеристы. В целом тут царит сдержанность: главное — не отвлекать покупателей от произведений. В день закрытого вернисажа было сделано несколько покупок, в частности за €1,75 млн куплен кукольный домик-шкаф XVII века, точно такой, какие хранятся в Рейксмузеуме в Амстердаме. Продано несколько полотен старых мастеров.

Стенд GalerieThomas. Фото: Loraine Bodewes

Кажется, что определенного топ-произведения на нынешней ярмарке нет (в прошлом бывали и Рембрандт, и Рубенс, и Ван Дейк), хотя старые мастера, конечно, прекрасны (есть Франс Халс, Хусепе де Рибера, Питер Брейгель Младший). Импрессионистов почти совсем не видно; довольно часто встречаются работы Алексея Явленского и Марка Шагала. На стенде Hammer Galleries продается работа Василия Кандинского «Причудливые линии» 1924 года, вроде бы за €8 млн. Ритуальная маска эскимосов Аляски в Donald Ellis Gallery стоит €4,8 млн (она вдохновляла сюрреалистов). Самый дорогой стенд, по-видимому, у галереи Dickinson: «Натюрморт» Хуана Гриса 1916 года за €8 млн, акварель Поля Сезанна «Гора Сент-Виктуар» за €4,5 млн, «Мельница» Винсента Ван Гога 1882 года за €3,8 млн. «Резервуар» Пабло Пикассо 1959 года у Thomas Gibson оценен в €4,7 млн.

TEFAF 2017. Фото: Harry Heuts

В рамках ярмарки традиционно представляют отчет со статистикой арт-рынка за прошедший год. Главные цифры говорят о том, что рынок «стабилен, с тенденцией к росту». Этот вывод утешает: €45 млрд мирового оборота искусства за 2016 год — это заметно меньше, чем во время предыдущего пика в 2014 году. Зато на €1 млрд больше, чем в 2015 году, который оказался дном падения. Продажи из публичного пространства аукционных залов перемещаются в частный сектор, к арт-дилерам и соответствующим отделам аукционных домов. Подробнее о ярмарке и анализ рынка читайте в ближайшие дни. Т. М.
Объекты желания: что дилеры привезли на TEFAF

Тадаски. «Круг». 1965

Тадаски. «Круг». 1965
Галерея Gregg Baker Asian Art

Ключевая тема в творчестве японского оп-художника Тадасуке Куваямы, более известного под псевдонимом Тадаски, — геометрические фигуры, прежде всего круг. Увлечение этой формой вдохновило его на создание специального крутящегося приспособления, позволяющего рисовать безупречно правильные круги. Творчество Тадаски получило широкое признание после того, как шесть его полотен были представлены на новаторской выставке оп-арта «Чуткий глаз» в Музее современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке в 1965 году, и в том же году была создана эта работа. Сейчас она продается за £65 тыс. Э.Д.

Часы с деревом бонсай. Ювелирный дом Verger Frères. 1926

Часы с деревом бонсай. Ювелирный дом Verger Frères. 1926
Галерея S. J. Phillips

Эти часы в стиле ар-деко были «штучным экземпляром, созданным для демонстрации мастерства», рассказывает Николя Нортон из основанной в 1869 году Соломоном Дж. Филлипсом семейной галереи ювелирных изделий, серебра и драгоценностей. На ветке украшенного лазуритовыми ягодами и нефритовыми листьями деревца бонсай из 18-каратного золота сидит резная птичка из оранжево-белых самоцветов. Стрелки и цифры на циферблате декорированы бриллиантами. Дизайн часов в 1926 году разработал парижский ювелирный дом Verger Frères, а механизм создали знаменитые часовщики Vacheron & Constantin. Известные как «ювелиры ювелиров», Verger Frères сотрудничали с такими прославленными домами эпохи, как Cartier и Boucheron, а их изделия носили величайшие звезды Голливуда, в числе которых Марлен Дитрих, Грета Гарбо и Джоан Кроуфорд. «Размеры и мастерство исполнения делают это произведение одними из самых изящных в истории часов в стиле ар-деко», — говорит Нортон. Часы стоят £600 тыс. Э.Ш.

Голландский чайник. Франсуа Лембрегтс. 1731

Голландский чайник. Франсуа Лембрегтс. 1731
Галерея A. Aardewerk Antiquair

«Этот чайник, большой и роскошный, вышедший из рук серебряных дел мастера из Амстердама Франсуа Лембрегтса, — один из самых изящно декорированных образцов голландского серебра, созданных в стиле Людовика XIV», — поясняет гаагский дилер Эмил Ардеверк. Голландское серебро XVIII века обычно создавалось в определенном размере и стиле, однако этот экземпляр — полная противоположность господствовавшим тогда вкусам, что делает его по-настоящему уникальным. Согласно одному из предположений, чайник был создан по заказу торговца-нувориша, стремившегося показать окружающим, как туго набит его кошелек, и вызвать у своих гостей зависть во время чаепития. До нас дошло очень мало работ Лембрегтса, что делает чайник еще более редким. Он продается за €275 тыс. Э.Р.

Юпикская маска. Селение Напаскиак, регион Кускокуим, Аляска. 1890–1905

Юпикская маска. Селение Напаскиак, регион Кускокуим, Аляска. 1890–1905
Галерея Donald Ellis

Церемониальная юпикская маска, сделанная из дерева, перьев, жил и ниток, более 60 лет украшала нью-йоркскую студию сюрреалиста Энрико Донати вплоть до смерти художника в 2008 году. Донати и его коллеги-сюрреалисты были одними из первых, кто обратил внимание на искусство коренных народов Америки, они вдохновлялись сновидческой образностью масок юпикских народов (входят в группу эскимосских народов) Аляски. Эта маска изображает духа ветра, обладающего способностью приносить хорошую погоду. Она была в числе масок, приобретенных в начале 1900-х годов торговцем Адамом Холлисом Туитчеллом, который приложил огромные усилия не только на то, чтобы собрать их, но и на то, чтобы записать связанные с ними истории. Он продал маски Джорджу Густаву Хею, чья коллекция легла в основу Национального музея американских индейцев. Маски вернулись на рынок в 1940-е годы, когда музей оказался в затруднительном финансовом положении. Созданные тем же художником маски находятся в экспозициях Лувра в Париже и Коллекции Бейелера в Базеле. Дебютирующий в этом году на TEFAF Дональд Эллис, специализирующийся на искусстве коренных народов Америки, просит за маску €4,8 млн. Э.Ш.

Кукольный домик с серебряными миниатюрами. Нидерланды. 1690–1710

Кукольный домик с серебряными миниатюрами. Нидерланды. 1690–1710
Галерея John Endlich Antiquairs

Вне всяких сомнений, 300-летний голландский кукольный домик, оцененный харлемским дилером John Endlich Antiquaris в €1,75 млн (и проданный в день вернисажа ярмарки), — серьезное орудие бахвальства. Он был создан, чтобы поражать роскошной отделкой стен и экзотическими породами дерева, коллекцией крошечных ваз из китайского фарфора и двумя сотнями миниатюрных серебряных предметов, копирующих обиходные того времени — от птичьих клеток до детской игрушечной пушечки. Но все это вовсе не детская игрушка: подобные домики создавались женами богатых купцов и служили своего рода аналогом кабинетов редкостей. Наполненные предметами, которые купцы доставляли из дальних стран, кукольные домики этого периода могли стоить не меньше, чем настоящий дом на одной из самых дорогих улиц Амстердама. Э.Ш.

Феликс Регамей. «Молодой официант». 1877

Феликс Регамей. «Молодой официант». 1877
Галерея Galerie Tanakaya

Эпоха Мэйдзи (1868–1912) была временем активного художественного обмена между Японией и Западом. Galerie Tanakaya показывает подборку работ на бумаге, созданных художниками, которые посещали Японию в тот период. Например, акварельный портрет молодого официанта, написанный французским художником Феликсом Регамеем, ездившим в Японию в 1876 году вместе с промышленником и коллекционером Эмилем Гиме (на основе коллекции азиатского искусства которого позже был создан Музей Гиме в Париже). Вместе со многими другими работами Регамея эта акварель вошла в многотомник Гиме «Японские прогулки» (1878 и 1880); в книге ее сопровождает рассказ путешественников об одном из обедов: «Нас обслуживает красивый 16-летний официант, подвернувший свое кимоно, чтобы проворнее двигаться; он похож на молодого флорентийского аристократа XVI века, позабывшего надеть шелковые штаны». Галерея просит за портрет пятизначную сумму. Э.Д.



Роб и Ник Картер. «Меняющийся пейзаж». 2013–2017. 12 экземпляров и 5 подписанных художниками

Роб и Ник Картер. «Меняющийся пейзаж». 2013–2017. 12 экземпляров и 5 подписанных художниками
Галерея Ben Brown Fine Arts

Роб и Ник Картеры работали над этим произведением четыре года — невероятно долгий срок для современного искусства. Вдохновившись «Этюдом Корнфилда» (1817) Джона Констебла, художники создали цифровой анимированный пейзаж, проходящий цикл день-ночь за два с половиной часа. «Я очень рад возможности представить на TEFAF эту работу, размывающую границы между старинной традицией британской живописи и новым цифровым современным искусством», — говорит галерист Бен Браун. Работа увлекает тем больше, чем дольше на нее смотришь: цвета на картине постепенно меняются от рассветных до закатных. Авторы решили создать ее, когда узнали об исследовании, показавшем, что средний посетитель музея смотрит на каждое произведение от четырех до шести секунд. Цена на работу варьируется от £70 тыс. до £120 тыс. в зависимости от версии. Э.Р.

Андрес де Леито. Vanitas. 1656–1663

Андрес де Леито. Vanitas. 1656–1663
Галерея Colnaghi

Вновь найденные произведения, долгое время считавшиеся утраченными, новые открытия, таинственные художники и мастерские — такие работы часто оказываются самыми интересными и соблазнительными на художественных ярмарках вроде TEFAF. Vanitas Андреса де Леито не исключение. Многие относят этого художника к числу самых загадочных фигур испанского барокко, ведь о нем не известно практически ничего — особенно по сравнению с другими ведущими испанскими живописцами вроде Диего Веласкеса, Франсиско де Сурбарана и Хусепе де Риберы. Эта ранее неизвестная картина — последняя из всего лишь пяти работ художника в жанре vanitas; четыре остальные уже находятся в частных коллекциях. Галерея хочет за нее около €1 млн. Э.Р.

http://www.theartnewspaper.ru/posts/4197/

Комментарии закрыты.