Аничков Мост и его секреты.




Знаменитые кони Клодта, украшающие Аничков мост, являются гордостью Петербурга. А автором этих знаменитых шедевров является Петр Карлович Клодт, потративший на их создание около 20 лет. Сейчас кажется, что лучшего места для этих великолепных скульптур не найти. Но на самом деле история их установки началась совсем не с Аничкового моста.

В 1832 году Университетскую набережную, напротив Академии Художеств, было решено украсить в греческом стиле двумя скульптурными группами бронзовых коней с их укротителями – братьями-близнецами Диоскурами, героями древнегреческой мифологии.




Петр Карлович Клодт.

Выполнить этот заказ поручили скульптору из Санкт-Петербурга Петру Клодту, который и приступил к работе. Однако спустя некоторое время планы поменялись – и на набережной вместо коней легли древние изваяния двух сфинксов XIII века, доставленных из столицы Египта.




Cфинксы в Петербурге.

В то время над ансамблем Дворцовой площади работал знаменитый скульптор Карл Росси. И он решил украсить пристань между Зимним Дворцом и Адмиралтейством львами и конями Клодта. Но император Николай I такую идею не одобрил, на пристани разместили сторожевых львов с шарами и вазы. Петр Клодт стал самостоятельно подыскивать место для их установки, и выбрал Аничков мост. Там их и установили в 1841 году, на одной стороне моста, западной. А на другом берегу временно поставили их копии из гипса, покрашенные под бронзу.




Аничков мост в 1840-х годах.

За год Клодт изготовил еще две скульптуры, но до моста они так и не дошли. В качестве подарка от Николая I прусскому королю кони отправились в Берлин, где и были установлены. Потратив еще год, Клодт отлил новые копии бронзовых коней, их установили, но через три года, сняв с постаментов, отправили в Неаполь. Пока копии раздаривались в качестве царских подарков, у скульптора родилась новая идея. Он решил не делать больше копии, а создать две совершенно новые композиции, объединенные с уже установленными единым замыслом.

В 1851 году мост, украшенный конными группами, предстал во всей красе. Все композиции объединены в единую последовательность, отражающую этапы покорения необъезженного коня человеком, и символизирующую борьбу человека с грозными силами природы и торжество над ними. По замыслу Клодта, фигуры на мосту расположены так, что рассмотреть их все одновременно с какой-либо точки невозможно, а рассматривать их следует, постепенно переходя от одной к другой. Но в зависимости от начальной точки, сюжет будет выглядеть по-разному.

Например, так:





Юноша в ожидание противоборства в напряжении сдерживает вставшего на дыбы коня. Конь стоит на дыбах, пытаясь вырваться, юноша его удерживает. Конь сбросил попону и почти вырвался. Юноша повержен, но коня удерживает, натягивая узду. Приподнявшись и опираясь на колено, юноша подчиняет себе дикого коня.

Или так:





Начало поединка… Юноша пытается схватить коня, вставшего на дыбы.
Коню почти удалось вырваться, но юноша удерживает его из последних сил.
Юноша уже уверенно сдерживает коня, а тот ему постепенно покоряется.
Победивший юноша уверенно ведет под уздцы подчинившегося коня.

Но есть одна интересная деталь : на копытах обоих коней, обращенных в сторону Адмиралтейства, имеются подковы, а два коня на другой стороне – не подкованы.




Кони с подковами...

Многие объясняют это так: в те времена на Литейном проспекте и в Кузнечном переулке находились литейные мастерские и кузницы, поэтому от кузниц движутся уже подкованные лошади.




... и без подков.

В начале борьбы дикие кони должны быть неподкованными, и лишь после того, как человек их приручил, коней можно было подковать. С учетом этого факта, сюжет представляется по-другому:






Припавший на одно колено юноша, останавливает дикого, еще не подкованного, коня.
Конь сбросил юношу и почти вырвался от него. Конь, еще пытаясь сопротивляться, начинает подчиняться воле человека. Конь подкован. Укротитель и взнузданный и подкованный конь уверенно шагают рядом.

Но на этом варианты не заканчиваются, есть еще один интересный:






Человек лежит на земле. Вот он встал на колено. Вот он уже встал на ноги. И вот он уже идет во весь рост, взяв коня под уздцы. Но разве может лежащий на земле кого-то укротить? Человек может с помощью коня подняться с земли, и тогда выходит что вся эта композиция не Укрощение коня, а Возвышение человека, устремление его ввысь, благодаря коню. И убеждает в этом последняя группа, где рядом идут два самых великолепных существа на земле, одинаково красивых сильных и грациозных. Кстати, сам Клодт назвал свои изваяния Конь с водничим, именно Конь стоит у него на первом месте.


БОНУС Став по правой стороне моста спиной к Адмиралтейству, многие туристы стремятся заглянуть под скакуна, который ближе к Аничковому дворцу.




Так есть ли лицо?

По одной из самых известных баек Клодт вылепил гениталии этого коня в виде лица – то ли Наполеона, то ли любовника своей супруги. К реальности это отношение вряд ли имеет, но туристов забавляет.
Источник: http://lovesbeautiful.com/blogs/090317/33756/

Комментарии закрыты.